загрузка...

Психология


Наталья Пурнис. Удивительные поиски души

 

Я начала свой разговор с этой с первого взгляда обычной женщиной, а в процессе общения увидела её удивительное превращение в Лучезарную женщину, мягкую, романтичную, текучую, словно реченька, при этом серьёзно увлечённую своим делом, призванием души. И поняла - не случайно она назвала одну из своих пяти книг: «От уставшей Женщины к Лучезарной: преображение себя в зеркале арт-терапии»...

У нас в гостях - Наталья Пурнис - известный российский арт-терапевт, консультант и бизнес-тренер. Имеет многолетний опыт проведения тренингов в России и за рубежом - как в сфере личностного роста, так и профессиональной успешности. Кандидат психологических наук, член арт-терапевтических ассоциаций России и Латвии, член ассоциации Трансперсональной психологии и психотерапии. Автор научного исследования на тему возможностей арт-терапии в психологическом обеспечении профессиональной деятельности, автор ряда книг и публикаций.

 

- Наталья, Вы живёте в Петербурге? Я так понимаю, в работе Вы тесно связаны с Латвией?

- Так сложилось в жизни, что я вышла замуж за латыша, часто работаю в Латвии, член арт-терапевтической ассоциации Латвии... А ещё я много лет искала своего деда - он воевал в Латвии и лишь 2 года назад узнала, что, оказывается, все свои самые яркие, знаменательные работы в Латвии я проводила как раз рядом с тем местом, где был захоронен мой дед. Там у меня много подруг, близких по духу. Я ощущаю необыкновенную связь с этой страной.

- Вы не планируете уехать в Латвию?

- Нет, но моей душе в этой стране очень хорошо.

- Вас не смущают политические события, связанные с этой страной?

- Я вне политики. В своей работе с людьми я соприкасаюсь душой, а в душе нет политики - там только общечеловеческие ценности: творчество, боль, радость, любовь, надежда...

- Наталья, у Вас весомые регалии, очень значительно звучат... понимаю, что за этим стоит и опыт, и жизненный путь, расскажите с чего всё начиналось?

- Моё первое образование абсолютно не связано с психологией - авиационное, затем после техникума нужно было определяться - продолжать ли своё обучение в ВУЗе на самолётостроении, либо пойти в архитектурный. Два года я отдала самолётостроению, а затем всё-таки перешла на архитектурный.

А дальше уже, наверное, включился случай, или судьба - мне попалось издание Рожнова «Психотерапия», где он говорит про арт-терапию и эстето-терапию. Потом я попала на его лекции... помню, я, как романтическая барышня, поразилась его рассказу о том, как он работал с моряками. Я думала: как же ему удалось заинтересовать таких сильных духом мужчин-моряков, чтобы они сели и рисовали какие-то картинки. Рисунок помог им освободиться от гнева, напряжения, ведь они так долго находятся в море...

Когда же у меня лично был первый жизненный кризис в 90-м году, то я уже была убеждена, что мне нужно - нужно рисовать!

А затем я стала углублять эту сферу: получила психологическое образование, закончила аспирантуру, увлеклась медитативным рисованием, решила заняться научной деятельностью, т.е. целиком ушла в психологию... как архитектор я не состоялась, хотя диплом получила.

В дальнейшем я занялась арт-терапевтической работой с кадровым резервом от младшего до высшего звена. И самой первой моей группой были вертолётчики. Знаете, когда я их увидела, мне казалось, что никакая сила не заставит их пальцы взять фломастер. Но они взяли, взяли и рассказали очень страшные истории из жизни. Ведь даже самая волевая, зажатая группа включается в арт-терапию. Я поняла, что нет сложных групп - главное включить людей в процесс творчества, процесс раскрытия души.

- Наталья, т.е. Вы - арт-терапевт?

- Я - специалист по арт-терапии, т.к. официально, в реестре профессий у нас такой профессии нет. На Западе - есть, но там и подход другой - прежде, чем стать арт-терапевтом, нужно получить базовое художественное образование, а затем психологическое. У нас - всё наоборот. Мне повезло. У меня первое - архитектурное, близкое к художественному образованию.

Я и сейчас преподаю в Архитектурно-строительном университете для дизайнеров, архитекторов и реставраторов практические занятия, где они используют арт-основанное обучение; в результате они показывают потрясающие работы!

- Такая интересная работа проводится по обучению, но, к сожалению, глядя на окружающие нас новостройки, особенной красоты там не наблюдается... это реалии жизни?

- Я общаюсь со студентами, слышу, что у них болит душа за архитектуру, они рассказывают о концепции своей работы, о глубинных смыслах... и поэтому я верю, что что-то должно измениться. Во всяком случае, в частном строительстве, в интерьерах это уже заметно. Ведь чтобы семени прорасти, необходимо время...

- Давайте поговорим об арт-терапии. Расскажите более понятно для наших читателей - что это такое?

- У меня своё видение арт-терапии. Я не ставлю целью кого-то исцелять или лечить, а использую её больше в личностных, духовных поисках. Меня привлекает феномен ТВОРЧЕСТВА, который помогает человеку не только выразить свои чувства, эмоции, но и понять самому - куда он идёт.

Психологи часто предлагают ответить человеку на вопрос: «Кто я»? Арт-терапия помогает ответить и на вопрос - «куда мне двигаться дальше, чтобы в большей мере раскрыть свои таланты и возможности». Поэтому я использую арт-терапию, как инструмент, помогающий человеку найти себя в этом мире и реализовать.

В терапии есть ещё один перевод с греческого - «забота». «Забота о человеке средствами искусства и творчества» - мне близко вот это понятие арт-терапии.

Мы часто заботимся о здоровом образе жизни - думаем: пить нам живой сок или не пить, чистим зубы, правильно питаемся..., а о душе забываем - о том, что ей тоже нужна и профилактика и гигиена.

- Чего ждут от Вас люди, которые к Вам пришли?

- Знаете, мне очень симпатична Мария Луиза фон Франц - ученица К. Юнга, которая говорит по этому поводу: «Если я не истероид, то ко мне на консультацию никогда истероид не придёт» Мы - тренеры, как правило, притягиваем определённую аудиторию. Ко мне приходят люди, которые ищут себя, которые не останавливаются на том, что достигнуто на сегодня. Которые хотят идти дальше, и при этом получать удовольствие от движения, от новизны проживания жизни, творчества.

Знаете, я иногда сижу в группе, и меня буквально «распирает» от осознания: «какая же я счастливая!» оттого, что я нахожусь в тонком соприкосновении с людьми, как будто мы выполняем какую-то общую, нужную, буквально вселенскую задачу!

Сейчас я очень увлечена проектом оснащения различных производственных и административных помещений, офисов шедеврами мировой живописи.

- А как это воплощается в жизни?

- Прежде всего, это зависит от политики компании и корпоративной культуры.

Ну, например, если это учреждение МЧС, то там были бы уместны сюжеты поднятия человеческого духа, идеи спасения, патриотизма, нравственного долга...

Если взять, к примеру, кабинет врача, то в ординаторских - это будет одна тематика, в холлах, где бывают и пациенты, и врачи - совсем другая тематика.

Кстати, мы сейчас работаем над оснащением поликлиники центра Алмазова.

В этой работе важно не только сюжетную линию выдержать, но и учесть цветовую гамму, интерьерные особенности помещений, направление деятельности организации, состояние работающих и посещающих её людей.

- Наталья, и всё-таки, почему нужно идти к арт-терапевту? Ведь сейчас полно курсов для раскрытия творческого потенциала - обучения живописи, музыке, скульптуре даже для взрослых?

- Самое главное - на этих курсах учат рисовать, музицировать и т.п., мы же этой цели НЕ ставим. Мы учим выразить себя с помощью рисунка, чтобы понять, что волнует нашу душу, куда мы движемся, что ищем в жизни?

- Ну а если человек совсем не умеет рисовать и боится, стесняется даже это делать?

- Тогда об этом тем более стоит поговорить - если мне стыдно выразить то, что я чувствую с помощью красок, цвета и т.п., то сразу возникает вопрос - а не стыдно ли это выразить с помощью слов или других форм?

Наша душа разговаривает с нами через сновидения, сказки, фильмы, которые мы выбираем, книги, которые нам интересны, через танец, музыку, рисунок... Я, конечно, могу пойти учиться рисовать в студию. Но, когда, сейчас создавая свой рисунок, я могу с помощью специалиста понять - что меня волнует, чего я избегаю, на что я не хочу смотреть и т.п. Именно в этом отличие арт-терапевта от преподавателя живописи.

Иногда у нас настолько болит душа, что мы ищем «внешние костыли» - кто-то начинает верить в Бога, искренне не веря при этом; кто-то пытается быть приверженцем какой-либо идеологии; кто-то создаёт партнёрские отношения, которые ни одного из партнёров не развивают; кто-то уходит целиком в работу; в компьютерную зависимость... вариантов много. Но все эти «костыли» не спасают - мы можем опереться только на то, что внутри нас. Арт-терапия помогает найти этот внутренний стержень и укрепить его.

- Бывает ли так, что, некое произведение не находит отклика у кого-то из людей?

- Да, у меня был такой случай в одной компании, где мы работали над корпоративной культурой. Один из сотрудников сказал: «Глядя на это произведение я понимаю, что это - шедевр, но оно не находит отклика в моей душе». Это зависит от многих факторов: и от воспитания в том числе. Я в этом смысле, наверное, счастливый человек - я чувствую, на что я бы хотела посмотреть в данный момент времени.

Кроме того, если миллионы людей находятся в восторге от работ того или иного автора, значит, он отвечает на их духовные запросы, они его чувствуют и могут, глядя на его произведения, войти в диалог с собственной душой.

- На Ваш взгляд - это те эмоции, которые переживал художник в момент написания или что-то другое?

- Художник проецирует свой внутренний мир в своих произведениях. Хочет передать глубокие темы, которые его волновали. Ведь есть произведения, которые волнуют миллионы, и есть те, которые оставляют зрителя равнодушным.

- А как Вы относитесь к современному искусству? Как не пойдёшь на современную выставку, так там: грязь, кровь, насилие, чернуха - и ходить уже как-то не хочется...

- Что волнует художника, то оно и выражает. Вы знаете, есть много современных авторов, которые заставляют мыслить, задуматься, определить свою внутреннюю позицию и отношение, и приглашают нас к диалогу с ним и самим собой.

- Я согласна, что они волнуют, но вопрос, - какие чувства они затрагивают???

- Посещая такие выставки, я определяю и выделяю для себя, что автору было важно? Часто автору важно выразить лишь себя. Ему не важен диалог со зрителем.

Есть ещё и одна из тенденций современного искусства - это провокативность.

Хотя мне лично ближе такие произведения, где зрителя не провоцируют, где автор ему, зрителю, предлагает вступить в некий диалог.

- В продолжение темы хотела Вас спросить: в Чувашии в центре временной изоляции несовершеннолетних в соответствии с Вашими арт-терапевтическими разработками были подобраны картины. Это было в прошлом году - есть ли уже какой-то результат, наблюдения, итоги этой работы?

- Был момент, который меня просто поразил. Мы провели небольшое анкетирование между самими заключёнными и лицами, которые их охраняют. Получилась потрясающая статистика. Только 30% заключённых имеют законченное среднее образование, остальные - не имеют. Более 80% заключённых сказали, что увиденные художественные произведения на духовную тему заставили их по-другому посмотреть на жизнь, т.е. большая часть не осталась безучастной к выставке.

Меня покорила мысль одного из заключённых - он писал: «если бы у меня была возможность быть вот так близко к таким произведениям искусства, то быть может, я никогда бы и не совершил преступление».

Такие слова дорогого стоят. Недаром, в местах лишения свободы стали появляться храмы. Это и есть поиски духовности, поиски души, а не только замаливания собственных грехов.

- Кризис сказался на Вашей работе, стало меньше заказов?

- С точки зрения психологии, кризис - это смена существующих ценностей. И я, как и многие другие в какой-то момент начала суетиться, пробовать что-то новое - ведь кризис же! А потом остановилась. Поняла, что нужно заниматься своим делом, делом, в котором ты разбираешься, в котором ты преуспел. Сегодня я с ещё большей уверенностью говорю, - моя работа - это очень важно. Не скажу, что кризис сильно сказался на моих заказах - он заставил меня глубже понять: что я делаю, где могу быть более эффективна? Я пошла на больший диалог с клиентом, изменила продолжительность и направленность некоторых тренингов, т.к. для них это стало важнее. Не всё зависит от размера заказов.

- Вы говорите, что материальная составляющая не так важна, но ведь имея меньше работы, Вы, например, не сможете поехать в ту же Латвию? Или Вы считаете, что материальный аспект - это не женская тема?

- Если я в большей мере делаю то, что я могу, при этом не забываю, чего хочет моя душа и чего от меня ожидает общество, то все материальные вопросы решаются. Насколько я ухожу в сторону, насколько я себе самой изменяю, настолько я страдаю финансово. А кризис? Кризис - это возможности, которые мы не видим.

Не могу сказать, что женщина не должна работать. Мне кажется, что задача женщины в большей реализации своих душевных потребностей. При этом я склоняюсь к домострою в хорошем понимании. В своё время в феминистки я уже поиграла, и у меня был период, когда я могла и хотела обходиться без мужской поддержки, силы и т.д., но сегодня мне кажется, что более полно ты проживаешь жизнь, когда ты всё же в партнёрских отношениях.

- Партнёрские отношения подразумевают, что женщина помогает мужчине расти?

- Наверное, женщина помогает найти мужчине контакт с его собственной душой, т.к. женщина более эмоциональна. А мужчина поддерживает женщину в этот момент именно духом. Это его ипостась. Душа и дух в партнёрских отношениях - это важно и тут не столь важно, кто зарабатывает - важно, есть ли этот обмен.

- Наталья, какие у Вас планы на ближайшее будущее? Куда едете?

- Так складывается, что несколько лет подряд я отмечаю свой день рождения в поездках. Последние два в Чехии - в Праге, и в красивом, средневековом, сказочном городе Чешский Крумлов, где я провожу тренинги. И ближайший мой день рождения надеюсь встретить там, - так спланирована моя программа.

А перед этим еду в мой любимый, пахнущий степью Казахстан. Казахстан - это моя давняя любовь. Там мне хочется развить идею открытых арт-терапевтических студий в арт-галереях.

А ещё мне хочется поработать над идеей «Арт-терапевтический Петербург» с элементами сказки, архитектуры и даже мистики. Да и вообще, хочется больше работать в этом красивом, удивительном и родном городе!

Беседовала Наталья Смирнова

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"