загрузка...

Психология


Богатство или благополучие?

 

Стал бы обычный врач или учитель счастливее, если бы на него свалился огромный выигрыш, и он получил бы возможность переселиться из своей скромной двушки в особняк, поехать кататься на лыжах в Альпы или отправиться в путешествие на океанском лайнере? Этот вопрос может показаться странным, но, тем не менее, ответ на него не столь однозначен, как может показаться на первый взгляд.

Исследования социальных психологов говорят о том, что в богатых странах удовлетворенных жизнью людей вроде как больше. Так, многие швейцарцы и скандинавы действительно процветают и довольны своим положением, чего не скажешь о жителях трущоб в Бангладеш, не имеющих гарантированного пропитания и крыши над головой. Тем не менее, в тех странах, в которых валовой национальный продукт на душу населения превышает $8000, между национальным богатством и благополучием нет прямой взаимозависимости.

Если судить по субъективному индексу благополучия, лучше быть жителем Рублевки, чем тамбовского захолустья. Но самом же деле в 2000-е годы среди жителей Тамбовщины по опросам стабильно оказывалось больше людей, довольных своей жизнью, чем в знаменитых московских пригородах, где среднедушевой доход в разы и разы выше. Однако, как считают американские исследователи, понятие «национальное богатство» напрямую связано с гражданскими правами, грамотностью населения и значительным периодом демократического правления. Поэтому, чтобы выявить «более чистую» связь между деньгами и счастьем, они попытались ответить на вопрос, где и когда одновременно с ростом доходов людей возрастало и их благополучие.

В таких странах, как Индия, где много людей с доходами ниже прожиточного минимума, относительная материальная обеспеченность действительно прогнозирует большее благополучие. Как с моральной, так и с материальной точки зрения в этой бурно развивающейся стране лучше принадлежать к высшей касте, чем к низшей. Однако в богатых странах, там, где большинство населения может без проблем удовлетворять свои жизненные потребности, богатство значит на удивление мало. Да, в США, в Канаде и в Европе самые несчастные - это действительно самые бедные. Но в жизнь обеспеченных людей дополнительные деньги не вносят принципиальных изменений. Обобщая результаты собственных исследований такой проблемы, как счастье, известный социолог Дэвид Ликкен пишет: «Люди, которые ездят на работу в автобусах, надев спецодежду, в среднем не менее счастливы, чем те, кто ездит в собственных "мерседесах", облачившись в деловые костюмы».

Шопенгауэр размышлял о том, что деньги - человеческое счастье in abstr-acto; следовательно, тот, кто больше не способен к конкретному счастью, стремится к деньгам. Существует ли счастье в абстракции - это еще вопрос, но человек в какой-то степени действительно становится озабоченным символическим счастьем, не осознавая конкретного.

Проблема не в деньгах как удобном средстве обмена, а в "комплексе денег", который возникает, когда деньги становятся желаемой вещью - то есть желаемыми сами по себе. ВСПОМНИМ Евангелие: «Трудно надеющимся на богатство (а не просто богатым. - А.К.) войти в Царство небесное». Мы больше верим не в вещи, а в символы, наша жизнь перешла в эти символы, и мы оказываемся под их контролем, больше озабоченные не тем, что деньги могут купить, но их властью и статусом; не самим мерседесом, но тем, что обладание мерседесом говорит о нас.

Поэтому даже очень богатые люди, например, те, кого журнал Forbes включает в сотню самых богатых людей Америки, чувствуют себя лишь ненамного более счастливыми, чем их среднестатистические соотечественники — не смейтесь, это железная статистика (и, думается, что среди равных им по положению россиян ситуация та же)! Хотя у них было более чем достаточно денег для покупки многого из того, что им не нужно и что их вряд ли интересует, 80% богатейших респондентов согласились с проводившим опрос Федеральным агентством социологии в том, что «деньги увеличивают риск их владельца стать не очень счастливым, и все зависит от того, как их использовать». И некоторые из них действительно были по-настоящему несчастны.

«Буржуа живет в конечном, он боится притяжения бесконечного, — писал о таких людях в начале прошлого века Николай Бердяев. — Он (...) признает бесконечность роста экономического могущества, это единственная бесконечность, которую он хочет знать».

Так что — не завидуйте богатым. Ведь те, кто на «Титанике» плыл в каютах класса «люкс», в конечном итоге не стали счастливее обитателей подвесных коек на нижних палубах.

Андрей Калашников

 

 

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"