загрузка...

Психология / Саморазвитие


Жизнь Николая Гурьянова

 

Православный святой Николай ГурьяновМы предлагаем вам узнать о жизни Николая Гурьянова (1909-2002) - мудрого и почитаемого в России православного старца. Служение Богу через служение людям было его предназначением, и это было открыто ему уже в юном возрасте.

«Рассказывают, что примерно в 1920 году настоятель храма Архангела Михаила, в котором Николай Гурьянов работал алтарником (получившим благословение прислуживать в храме), взял с собою мальчика в губернский центр. Добирались водным путем, и на острове Талабск пристали отдохнуть. Пользуясь случаем, решили посетить подвизающегося (борящегося с искушениями) на острове блаженного (выглядящего как безумец аскета). Звали его Михаил. Был он болящим, всю жизнь носил на теле тяжёлые вериги (железные цепи, используемые аскетами христианами для усмирения плоти) и почитался как прозорливец (имеющий дар прорицания). Говорят, что блаженный дал священнику маленькую просфору (хлеб, используемый в богослужении), а Николаю - большую и предсказал ему будущее многолетнее служение на острове».

ПРИЗВАНИЕ К СЛУЖЕНИЮ

24 мая 1909 года в селе Чудские Заходы, недалеко от города Гдова, родился будущий протоиерей Николай Алексеевич Гурьянов. Семья была с достатком: отец, Алексей Иванович, из купцов, и мать, Екатерина Степановна, происходила из зажиточных крестьян. Его крестили в храме села Кобыльи городищи. Начало жизни будущего духовного подвижника ХХ века было тесно связано с этим местом, исторически памятным для Руси тем, что неподалёку произошло знаменитое Ледовое побоище. С раннего детства Николай прислуживает в алтаре в храме Архангела Михаила. Всем членам семьи была присуща любовь к храму и церковному пению: отец был регентом (руководителем) церковного хора, старший брат стал профессором, преподавателем Санкт-Петербургской консерватории, средние также обладали музыкальным слухом. Все трое братьев погибли во время Великой Отечественной войны. У Николая с детства проявляется особая любовь к слову, к поэзии. Полюбившиеся стихи он записывает в особую тетрадку, ставшую впоследствии основой его заветной книги под названием «Слово жизни».

С ранних лет он прислуживает епископу Гдовскому - митрополиту Вениамину (в миру Василий Павлович Казанский), будущему священномученику, который, по сути дела, заменил мальчику отца, умершего, когда Коле было всего пять лет. Впитывая в себя духовную мудрость и мужество святителя, он однажды услышал от него: «Какой ты счастливый, что ты с Господом...» - и получил в благословение архиерейский крест который всю жизнь хранил как величайшую святыню. Эти слова стали напутствием на долгий путь служения Богу и миру

Мама Николая, которую он после смерти назовёт святой, научила его молитве, научила постоянному предстоянию пред Господом, любви ко всему живому, которой всегда отличался о. Николай. До конца дней он называл свою мать ласковым словом «мамушка».

Дороже всего уже в раннем детстве для него было уединение. С юных лет он получает духовные откровения и его называют «монахом».

По воспоминаниям о. Николая: «С детства любил я бывать на кладбище. Думал о смерти и будущем Суде Божием. Молился и плакал об усопших. Меня в детстве все монахом называли. А я рад, я действительно монах. Никого, кроме Господа, не знал и не искал».

Рассказывают, что в девятилетнем возрасте ему были открыты (точно неизвестно, как - во сне или в тонком видении) подробности мучений царской семьи. В тот день мальчик встретил свою мать со словами: «Мама! Мама! Царя убили! Всех! И царевича! Страшно накажет их Господь, окаянных, что царя загубили, всех накажет!» Это откровение родило в душе мальчика любовь и покаяние перед царственными страдальцами, сопровождавшие его на протяжении всей жизни. Мама, опасаясь откровенных слов и мыслей сына, которые могли в то время его погубить, попросила его учительницу поговорить с ним. В ответ на просьбы молчать он сказал: «Если все будут молчать и никто не будет говорить о Боге, все умрут!» А учительницу просит: «Прошу вас, говорите о Боге и Царе. Вам, учителям, грешно молчать, и если вы не будете веровать, то будете тяжело болеть».

Возможно, этот поступок объясняет решение Николая Гурьянова избрать для себя профессию учителя. По окончании школы он поступает учиться сначала в Гатчинский педагогический техникум, а потом на биологический факультет Покровского педагогического института в Петербурге. Получая обучение, вдохновленный подвигом своего духовного отца - митрополита Вениамина (Казанского), Николай Гурьянов готовит себя к исповедническому служению. Шли 1920-е годы - годы борьбы Советской власти с Церковью и священнослужителями, повсеместного разрушения храмов. Оказавшись однажды свидетелем этого святотатства, Николай Гурьянов не смог смолчать: «Что вы делаете? Ведь это храм, святыня. Если вы не уважаете святого, поберегите хотя бы памятник истории и культуры и подумайте о Божием наказании, которое за это будет!» За это в 1929 году его исключают из института. Он покидает Петербург ставший в то время Ленинградом, и служит псаломщиком в Псковской области, преподает в местной школе. Стремление исполнять сказанное им когда-то своей учительнице - говорить людям о Боге - приводит вскоре к аресту. В жизни Николая Гурьянова начинаются тюремные и лагерные испытания.

После ареста в 1930 году состоялся суд и ссылка за «контрреволюционную агитацию», позже по доносу еще один суд заканчивается приговором со сроком три года по той же статье. По некоторым данным, осенью 1931 года ссыльный Николай Алексеевич Гурьянов, прибыв в Сыктывкар, бежал, но был пойман, избит и помещён уже в лагерь за северным полярным кругом в районе вечной мерзлоты.

Из воспоминаний для самых близких: «Люди исчезали и пропадали. Расставаясь, мы не знали, увидимся ли потом. Мои драгоценные духовные друзья! Всё прошло, я долго плакал о них, о самых дорогих, потом слёз не стало. Мог только внутренне кричать от боли. Ночью уводили по доносам, кругом неизвестность и темнота. Страх всех опутал, как липкая паутина, страх. Если бы не Господь, человеку невозможно вынести такое».

Он не только помнил все страдания замученных (и, наверное, поэтому паломники рассказывали, что в глазах старца была немая скорбь, даже когда он мирно беседовал), но и сам испытал их - несколько раз был на краю смерти. Самым страшным из них была мученическая пытка - долгое стояние в ледяной воде, которую пережил он один, все остальные страдальцы скончались. В своих откровениях духовным детям батюшка открыл, что его «согревала молитва Иисусова», и он не чувствовал холода. Он потом часто говорил: «Я холод люблю и не чувствую его». В любой мороз всегда ходил легко одетый. По словам самого старца, в лагерях и тюрьмах он был всегда горячий в вере, всегда радовался, что с Богом.

НАЧАЛО СВЯЩЕННИЧЕСКОГО СЛУЖЕНИЯ

Православный святой Николай ГурьяновПосле освобождения из лагеря в 1936 году до начала Великой Отечественной войны Николай Алексеевич Гурьянов работает учителем в Псковской области. Последствия лагерной жизни (тяжелый рельс упал на ноги, в результате чего он получил увечья и всю жизнь потом физически страдал от больных ног) уберегли его от действующей армии. Во время войны он был перемещен в Прибалтику, где происходит встреча с митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским) - будущим новомучеником. От него 8 февраля 1942 года он принимает рукоположение в дьяконы (служители), в том же месяце - в священники, целибатом (монахом, принявшим обет безбрачия). С этим временем связаны самые загадочные страницы его жизни в Свято-Духовом монастыре. Одни объяснения говорят о том, что Николай Гурьянов принял полный постриг в мантию (монашеский постриг), по воспоминаниям других - монашеское облачение, приготовленное к постригу, сгорело во время бомбёжки, и он воспринял это как знак, что воли Божией на его пострижение нет. Разным людям уже в конце жизни он говорил: «Зовут меня Николай. Молитесь за митрофорного протоиерея Николая (старшего священника, награжденного правом ношения митры (церковного головного убора))». Несмотря на то, принял ли он постриг или нет, по духу он всегда был истинный монах, выполнял все монашеские обеты: целомудрие, нестяжание, послушание.

В 1943 году Николай Гурьянов получает назначение на приход в Гегобростах Поневежеского района и начинает своё пастырское служение. Прихожане первого прихода вспоминают его как истинно народного пастыря. Вот привычные «сцены народной жизни»: гулянье на праздник, с вином, песнями и плясками; приходит отец Николай, и всё вокруг умиротворяется. Вместе с прихожанами он сажает деревья, много трудится на земле, участвуя в простой деревенской жизни, благословляет детей на учёбу, молодых - на создание семьи, провожает в последний путь усопших. Любовью и простотой он спас от закрытия Никольский храм, когда решительно настроенным людям из НКВД в ответ на их обвинения, что он настраивает паству против советской власти, указал на гнездо ласточки, свитое у него на кухне, проговорив: «Как я могу препятствовать такому серьёзному делу, когда даже малую пташку не могу тронуть? Ваше дело государственное, моё духовное». Эти простые слова возымели действие, и храм остался нетронут.

Не только прихожане любили, почитали и были благодарны отцу Николаю за привитую любовь к Богу - он старался быть полезным всем жителям в самых отдаленных уголках той округи, где служил: зайти в каждый дом, посетить каждую семью. Приходское служение он совмещает с учёбой и в 1951 году заканчивает заочное отделение Ленинградской духовной семинарии. С любовью и благодарностью на протяжении всей жизни старец относился к питерским духовным школам. Из сохранившихся документов видно, что церковное начальство видело в нем молитвенника и подвижника, служителя и истинного народного пастыря. Признанием этого служения являются полученные в те годы церковные награды: золотой напёрсный крест - в 1952 году и сан протоиерея - по указу Святейшего Патриарха Алексия в 1956 году.

В 1958 году сбываются предсказания блаженного Михаила - отец Николай назначается настоятелем храма святителя Николая на острове в Псковском озере. Здесь пройдут 44 года его бескорыстного служения Богу и людям, и он станем тем, кем его знают сегодня - батюшкой Николаем, старцем с острова Залит.

ОСТРОВ

В 1958 году, по просьбе своей матери, соскучившейся по родной Псковской земле, по благословению Печерского старца Семеона (Желнина), отец Николай переселяется на рыбачий остров Талабск. Жители острова, промышляющие рыбной ловлей, трудолюбивый и крепкий народ, житейские расчёты которого основаны на вере в счастье. Они убеждены, что опасности, с которыми постоянно встречаются, посылаются Богом и по воле Его Одного и устраняются. Талабчане редко бывают в унынии. Их понятия о богатстве и бедности, о довольстве и достатке - понятия условные и временные. Удачная ловля из бедняка делает богача, однако на следующий год он может просить у других чуть ли не милостыню. Сегодня беден, завтра богат. Сегодня нет хлеба, завтра всё в изобилии. В их жизни нет стремления к каким-то сбережениям.

ПОДВИЖНИЧЕСТВО СРЕДИ ПСКОВСКОГО ОЗЕРА

Поселившись на острове, о. Николай живет не как затворник - он проводит основательный ремонт, обновляет убранство храма. Его любовь ко всему живому выражается в особом подвиге: он озеленяет остров, вся растительность которого была уничтожена во время Великой Отечественной войны. Корни и рассаду кустов, деревьев и цветов он привозит издалека - из Киева, Вильнюса, Почаева, а для поливки в отсутствие водопровода приходится таскать по 100-200 ведёр воды из озера. А ведь уже тогда больные ноги дают о себе знать, и он ходит с палочкой. Сколько было радости, когда его трудами зазеленел некогда пустынный остров. Во всем о. Николаю помогает его «мамушка», к которой он всегда относился с глубоким почтением, ценил и любил ее. Благодаря ее труду создан уют и чистота в доме.

Видя нужды жителей острова, о. Николай проявляет свое участие: без приглашения приходит в избы, сидит с младенцами, когда рыбаки оставляют свои дома (обычное время для сборов - три часа ночи) и идут на озеро, ухаживает за больными и немощными. Он делает это без ожидания какой-то благодарности, а из чувства сострадания и любви к ближнему. Постепенно люди начинают понимать этот бескорыстный настрой отца Николая, его простота и искренность пробуждают в их сердцах чувство уважения ко всему, что он делает и говорит.

Батюшка стремится обратить человека к своей совести и личному покаянию, но делает он это осторожно, по готовности человека воспринять, принимая его таким, какой он есть, иногда подшучивая и юродствуя со смыслом, который не всегда понятен поначалу. Вскоре талабчане начинают подмечать, что общение с о. Николаем приносит удачу: если он попадётся тебе на дороге, а лучше - её перейдёт, то все твои дела будут успешны.

Всем известно, что дети особо чувствуют искренность и скрытые мысли людей, и это проявляется в их отношении. Дети острова, когда видели батюшку, говорили о нём: «Боженька идёт», каждого он одаривал гостинцами, называл по имени, а они в день его рождения дарили о. Николаю букеты цветов и подарки.

Нужно отметить, что такое отношение жителей острова было не всегда. По воспоминаниям, поначалу, когда в храм никто не приходил, у него появлялись мысли оставить остров и уехать, уже были собраны вещи, но в последний момент раздавшийся именно детский голос вернул ощущение Божией Воли, и он остался верен своему пути - служить несмотря ни на что.

В состоянии любви и смирения, горячей веры в Божие произволение, во время хрущёвской оттепели и усилившегося гонения на Церковь отстоял о. Николай храм. Рассказывают, что, когда на остров приехали представители местной власти и стали запугивать, угрожать, пообещав на следующий день вернуться, о. Николай всю ночь простоял на сугубой молитве. Наутро Талабск стал недоступен благодаря поднявшейся страшной буре, которая не утихала в течение трёх дней. После этого об о. Николае забыли и больше не трогали.

В 1970-е годы приходит признание о. Николая как наставника - он становится духовником Псковского духовенства, устанавливается тесное общение со многими священниками, монахами и мирянами. К нему едут за благословениями и утешением.

СТАРЧЕСТВО

Прежде чем продолжить, скажем несколько слов о сути старческого служения. Старец - это не иерархическая степень в церкви, а особый род святости, искусство духовного врачевания. Старцем мог быть монах, не обличённый церковной властью, которой обязаны подчиняться все члены церкви. Его власть не является принудительной. Он никогда никому не навязывается, подчинение ему всегда добровольно. Но, найдя истинного, благодатного старца, задача ученика - быть в состоянии подчинения и беспрекословного повиновения ему, так как через него открывается непосредственно воля Божия. (Подобное отношение к Учителю, наставнику есть в буддизме, суфизме, ведантизме и других богоданных духовных путях.) Старец ясно видит устроение своего ученика, характер его души и степень его духовного развития. Достигший бесстрастия, старец обладает и другими дарами от Бога: прозорливостью, чудотворением, пророчеством. Живое общение со старцем позволяет человеку измениться не через книжное научение и ценой только собственных усилий. Изменить своё умонастроение, чувства и отношения с миром помогает чистая энергия, которую можно получить, «смиренно склоняясь» в процессе этого живого общения со старцем.

С самого начала пребывания отца Николая на острове стали проявляться его благодатные дарования: он исцелял душевные и физические недуги, прозорливо напоминал о событиях прошлой жизни людей и осторожно подготавливал их к будущему, называя человека по имени, ни разу его не видя до этого. Он давал жизненно мудрые советы, следуя которым, человек менял обстоятельства своей жизни, казавшиеся ему до этого безвыходными. Говоря простыми словами, он излучал благодатный свет, от которого, по воспоминаниям очевидцев, сердце человека согревалось, он умиротворялся и становился смиреннее.

Из воспоминаний: «Всегда после встречи со старцем Николаем мысли и чувства упорядочивались, печали растворялись, становилась понятной и ясной цель жизни на ближайшее время». «Батюшка часто шутил. Угощает, бывало, обедом за столом, старается порцию дать побольше, сахару в чай - до десяти ложек, а сам приговаривает: «Ешь, ешь, дорвался до чужого, так ешь полным ртом». Иногда просят его: «Батюшка, помолись за меня». Он отвечает: «Молюсь, молюсь. А как тебя зовут-то?» Старец щедро делился в те годы своей благодатью с приезжавшими к нему людьми - такова традиция: если старец угощает из своих рук - значит благодатью делится.

Говорил батюшка мало, любил пословицу: «Слово - серебро, а молчание - золото», но любил петь, пел у себя в домике, аккомпанируя себе на фисгармонии, или делал это вместе с народом, часто читал духовные стихи. И как будто одни и те же песни и стихи всё время повторял батюшка, а смысл их открывался по-новому для разных людей. Он всю жизнь собирал псалмы, просил, чтобы ему привозили всё, что услышат или найдут в дореволюционных книгах для народного пения. Многие песнопения он сам положил на ноты.

Все знали, что у батюшки больные ноги: он ходил, опираясь на палку, но, сколько свидетельств о том, что за ним было не угнаться, когда он бежал (чаще всего паломники говорят: «Будто летел по острову».

Наставления старца были о том, что нужно быть трудолюбивым, избегать праздности, пристрастия к вину, радоваться всему, что посылает Господь, любить ближних и по заповеди быть всем как слуга, и проникали в самую глубь человеческой души.

Вот несколько фраз из писем старца и воспоминаний о нем, описывающих отношение к Богу, миру и людям:

«...Боголюбезная Вера Сергиевна! Сердечно благодарим Вас за радушие и дорогой гостинец. И одновременно большое Вам спасибо за Ваше внимание быть полезной. Однако мы до сих пор ни в чём не нуждаемся и за всё благодарим Милосердие Божие...»

«...Мои милые, родные Верушка Сергиевна с семейными, здравствуйте! И я, и Вы это время не пишемся, за что великая слава Господу. Разговор - серебро, а молчание - золото».

«...Не огорчайтесь, Роднуша, за посещение неприятностей. Это - спутники жизни в наших оздоровлениях».

«Мы с вами, мои драгоценные, самые счастливые, потому что Господь с нами, Царствие Небесное здесь и Ангелы Божии рядом».

«Скорбеть - терять благодать Божию, а надо радоваться и веселиться».

«Цель нашей жизни - вечная жизнь, вечная радость, Царство Небесное, чистая совесть, покой - и все это в нашем сердце».

«...Я только хочу сказать вам, мои драгоценные: берегите растительный и животный мир. Ведь посмотрите, как все Бог устроил».

Особая любовь и трепетное отношение ко всему живому, к чему он призывал всех людей, ярко показывает один случай из воспоминаний очевидцев. Однажды один из паломников заметил, что комар опустился на висок батюшки, и, желая помочь, попытался его поймать. Старец остановил мужчину словами: «Не трогай его, не на тебе комарик сидит».

Одно из его последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!»

ВСЕНАРОДНОЕ СЛУЖЕНИЕ

Дух истинного старца, смиренный, незлобивый и простой, всегда ощущается людьми, как «благоухание духовное», исходящее от человека; к нему всегда тянется народ, стремится если не поговорить, то хотя бы получить благословение и утешение, даже просто побыв с ним без слов. После 1980-х годов отцу Николаю суждено было получить всенародное признание и «выйти на всенародное служение».

Это произошло после выхода документального фильма «Храм», который был посвящён жизни Русской Православной Церкви, где на несколько минут впервые перед миллионами телезрителей появился старец Николай. Он ничего особенного не говорил тогда, а просто смотрел своими небесно-голубыми глазами с экрана. Этот взгляд, наполненный светом, и сердце, полное любви и искренности, пробуждали души людей, заставляя чувствовать сокровенное и глубокое в них начало. После этого люди стали узнавать друг у друга, где живёт этот батюшка, и вскоре неиссякаемая «народная река» потекла на остров.

Всех приезжавших к нему старец своей жизнью учил смирению и кротости, уважению и любви, заботиться о ближнем, бороть гордыню. Он любил Бога и потому всех людей без исключения с их страстями и немощами. И эта искренняя и бескорыстная любовь очищала сердца людские от наносного, несвойственного душе человеческой, возрождая истинное состояние ее - состояние умиротворения и внутренней радости. Просто побывав у его кельи, люди приходили в мирное устроение духа, само присутствие старца давало утешение их душе.

«Весь облик батюшки был поучителен, его благословение действенно, и «не ищущие своего», по слову апостола Павла о Божественной любви, паломники, находясь рядом со старцем, могли бы воскликнуть: «Для меня достаточно того, что я сподобился видеть Вас!»

Из воспоминаний паломников:

«Всю ночь я проплакала от благодарности к старцу, который исцелил раненую душу и нашёл время и силы на особенное утешение. На следующее утро я уехала. Сердце примирилось со всеми».

«Это удивительная чистота, свет и доброта. Необыкновенная любовь. Необыкновенная святость. И необыкновенный голос. «Ну, до свидания, дорогие мои, Ангела Хранителя!» - благословляя всех, произносил батюшка таким голосом, забыть который просто невозможно».

«Вокруг него всё было возвышенно и гармонично. Всё в его окружении было другое, чем в нашей обыденности, всё дивно и трепетно».

От старца исходил свет и тепло, и всегда чувствовалось не земное происхождение этой силы, освещающей и согревающей души людей. А внешне он был необычайно скромен, умел шутить, не любил, когда его превозносили. Однажды, провожая паломника, сказал: «Я вам сейчас свою фотографию подарю». И вынес шоколадку: на обложке медведь на цирковом шаре во весь рост. «Вот это моя фотография», - сказал батюшка, вкладывая в руки подарок.

Он был чужд человекоугодию, и приношения, которые люди привозили на остров, он часто не брал. Старец видел чистоту сердца, с которым ему предлагают, поэтому, отвергнув «деликатесы», мог взять самое скромное и всегда был искренен и прост в общении со всеми. Однажды, когда его спросили: «Батюшка, а как же Вы это так всё знаете?», он ответил: «Так простота нужна, ведь где просто, там Ангелов со сто. А где мудрёно, там ни одного».

КРЕСТ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Паломники в 1990-е годы устремились к старцу Николаю массовым порядком; в любую погоду - в летний зной, в мороз, под дождём - старец выходил принимать паломников, иногда по несколько автобусов - от 250 до 500 человек в день, и ни одного из них не отпустил без утешения.

«Драгоценные мои!» - так обращался батюшка к паломникам, когда помазывал их «иерусалимским маслицем», и люди ощущали, как обычное помазывание превращается в «печать дара Духа Святого».

Краткие слова, с любовью произнесенные батюшкой Николаем: «Всё возможно полезное и доброе!», «Любите родителей!», «Положитесь, дорогие мои, на Волю Божию, и все будет так, как вам нужно», раскрывали целый мир перед человеком и проникали в самую глубину его души, заставляя задуматься о главном. Очень часто на вопросы он отвечал: «Надо помолиться», придавая искренней молитве очень большое значение. Он отдавал человеческим душам бескорыстное начало самой жизни - любовь. Его искреннее обращение к людям: «Драгоценные» шло от чистого сердца, и было наполнено истинным состраданием.

ЮРОДСТВО

Когда на остров стало приезжать слишком много людей, старец Николай принял на себя подвиг юродства. Юродивые ведут разговор языком жестов и движений, говорят на непонятных языках, проявляют детскую игривость, отвечают стихотвореньями на вопросы - весь этот арсенал батюшка стал употреблять как воспитательные меры, чтобы спрятать под покровом юродства прозорливость и дар чудотворения. Со временем паломники стали понимать язык старца.

Если он брал себе какую-то вещь: священнический крест, платок, даже епископский посох, а потом возвращал владельцу - это означало, что он разделяет с этим человеком его служение. Если начинал усиленно кормить то горьким, то сладким - делился благодатью или пророчил испытания. Особенно вспоминают его говорение на иностранных языках: эстонском, немецком, латыни, также часто он говорил формулами и вспоминал физические законы: «Величина деформации прямо пропорциональна действующей силе». Таким образом старец напоминал о смирении и необходимости духовных усилий. Юродствовал он не только ради обличения и воспитания, но и из желания скрыть дар прозорливости. По воспоминаниям очевидцев, он прозревал прошлое и будущее, скрытые помыслы и поступки человека, мог обратиться по имени к незнакомому при первой встрече, хотя при этом близких мог спросить: «А как вас зовут?»

ЧУДОТВОРЕНИЕ

По молитвам старца проходили самые разные, в том числе тяжелые и давние заболевания, уходила немота и заикание, бесплодие. Однажды он кинул яблочко в толпу и попал в больной глаз женщине, отчего глаз перестал болеть. Так он скрывал проявления силы Божией. Его исцеления были против медицинских показаний.

Вспоминают такой случай. На остров приехала мать с приговорённой к смерти дочерью - у неё был рак и несвёртывание крови: «подошла к воротам, прижалась лбом, и начала молча, про себя молить: «Батюшка Николай! Спаси, спаси! - дитё моё умирает!» Через какое-то время из ворот вышел кот, и, когда девочка начала с ним играть, кот поцарапал её. Женщина пришла в ужас и ожидала самого страшного. А кровь покапала и перестала. Этот случай показывает, что главным в исцелении была молитва. Поначалу люди, вернувшись с острова, и не замечали, что с ними произошло, пока не видели результаты анализов после очередного медицинского обследования и удивление врачей, что от болезни не осталось и следа. Если исцеление происходило на острове, старец просил человека не оставлять духовной жизни.

Когда на протяжении последних лет посещавшие старца врачи его спрашивали, как он себя чувствует, он всегда отвечал: «Да все хорошо!», но те же врачи описывали его состояние как физические страдания, и их поражало его смирение и терпение.

Бескорыстной любовью ко всем живым существам, состраданием и мудростью эта возвышенная и светлая душа - старец Николай с острова Залит - наполнял на протяжении всей жизни этот мир, который покинул 24 августа 2002 года. Жизнь для него была служением Богу, и проявление Божественного начала он видел во всем, что окружало его. Тысячи людей со всех концов России собрались на маленьком острове, чтобы проводить в последний путь своего духовного отца, наставника и молитвенника - батюшку Николая с острова Залит.

«Уход такого человека - невосполнимая потеря не только для родных и близких, но и для всех его духовных чад. По-человечески жаль, что в нынешней жизни более не будет возможности обратиться к отцу Николаю за советом, за духовной поддержкой», - это слова Святейшего Патриарха.

По прошествии времени исполняются слова батюшки: «Когда я уйду, то будете приезжать ко мне на остров, как и прежде». Паломничество на остров не иссякает по-прежнему люди получают исцеление от «иерусалимского маслица», которое ныне налито в лампадку на могиле, получают душевное утешение в открытой для посещения келье старца, молятся в восстановленном старцем храме его небесного покровителя, святителя Николая.

Если вы хотели бы глубже узнать жизнь этой Великой души или хотите сделать лучший подарок, мы рекомендуем приобрести замечательную книгу «Старец протоиерей Николай Гурьянов. Жизнеописание, воспоминания, письма». В этой книге вы можете получить более полные сведения о его жизни и служении, а также ознакомиться со свидетельствами помнящих и любящих его современников, некоторыми личными письмами батюшки, приобщиться к мудрости, необыкновенному дару его сопереживания и прозорливости.

Статью подготовил Илья Лисин (Великий Новгород).

Имеет высшее экономическое и психологическое образование.

Проводит лекции и консультации по духовной психологии

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"