загрузка...

Интересно


Деньги и Любовь

 

Прямые вопросы С. Н. Лазареву, автору книг «Диагностика кармы»

 

С.Н. ЛазаревС.Н. Лазарев — исследователь из Москвы, автор серии книг «Диагностика кармы» (тираж более 10 млн.), известный в мире биоэнергетик, еще 15 лет назад прославившийся тем, что мог четко диагностировать состояние здоровья человека, видеть органы и успешно лечить руками, но в дальнейшем отказавшийся от этой практики, так как увидел, что поле отдельного органа и тела в общем формируется кармой человека, которая, в свою очередь, напрямую зависит от мировоззрения, характера и поступков человека. И что если просто механически чистить поле человека, то вначале это может дать хороший эффект, но если при этом характер человека не изменился, то несколько позднее это может обернуться еще более сильными несчастьями и болезнями как для целителя, так и для пациента. Он создал четкую систему, благодаря которой человек может сам очистить свое поле и излечиться. Он самостоятельно вылечился от рака. И помог в этом, и во многом другом, большому количеству людей.

 

Рами Блект: Создается впечатление, что, чтобы идти к любви, к Божественной любви, нужно постоянно шарахаться от материального к духовному и наоборот. Нельзя избрать какой-то серединный путь, без шараханий? Потому что Вы несколько раз сказали, что, когда мы идем к любви, к Богу, значит, мы идем синусоидой, то есть должны кидаться то сюда, то туда. Я правильно понимаю?

Лазарев С.Н.: Дело в том, что тема «шарахаться» не актуальна. Раньше физическое и духовное имели огромное различие. Вот сидит духовный человек, а вот — купец с толстым пузом, который торгует шелками, загребает деньги и пьет вино. Сейчас ученый может заработать огромные деньги и стать бизнесменом, торговец и промышленник могут читать книги и посвящать себя исследованию духовных планов. Как гласил социализм, «нужно стереть разницу между умственным и физическим трудом». Так вот, деньги, финансовый капитал, материальные и духовные блага сейчас мало различимы. Для того, чтобы сейчас иметь материальные блага, нужно быть духовным человеком. Нужно иметь образование, хорошую нервную систему, знания и т. д. Если раньше человек имел это по прошлым жизням, то сейчас, развив себя и свой интеллект, получив образование, он зарабатывает большие деньги на своей духовности. Так что понятия «духовное» и «материальное» перестали быть такими антагонистами. Если правильно говорить о синусоиде, то речь идет о периодическом погружении в человеческое, отрешении от него и устремлении к Божественному. Вот это будет более правильно. То есть человек должен периодически находить время для того, чтобы думать только о Божественном и устремляться к нему, создавая сопутствующий фон — уединение, голодание, отрешение, отключение от всех проблем.

Говоря на эту тему, мне вспомнилась Ваша фраза о том, что «в наше время человек должен быть одновременно и святым, и дельцом». Что это значит? Как практически это можно соблюдать?

Вот на Западе дельцы — это люди, для которых счет в банке, непрерывная оплата квартиры — это все! Если у них не будет устремления к Богу — это гибель всей западной цивилизации. Значит, они должны находить время для того, чтобы не думать о квартире. Почему Советский Союз дал такой колоссальный взрыв исследователей, ученых, людей искусства? Потому что человек мог не думать о том, платит он за квартиру или нет, он знал, что не умрет с голоду. То есть какая-то минимальная защищенность позволяла ему не переживать. На Западе тоже есть защищенность, но там человек пристегнут экономически, там духовное рабство. То есть на Западе человек имеет много денег и только об этом и думает. То есть, вроде бы он защищен, но эта защищенность иллюзорна, она внешняя. А внутри он становится рабом своей квартиры, своего счета в банке — его душа связана деньгами. Так вот, для того, чтобы выжить, западной цивилизации нужно создать такую экономику, которая позволит человеку периодически заботиться о своей душе. Ту экономику, которая избавит его от непрерывного страха за свою квартиру и т. д. Да, страх за свое жилье, безработица и т. д. дают рабочие места, интенсификацию рабочего процесса, но если это пересекает какую-то грань и начинает вредить душе, то тогда высокая технологичность и огромная продуктивность Запада начинают работать на самоубийство. Мы это видим по тому, как питаются американцы. Все четко, высокотехнологично, еда ужасающего качества, генетически измененная, с огромным количеством добавок, гормонов, химией и т. д. Цивилизация, которая перестает выполнять Божественные законы, начинает незаметно убивать себя через своих же бизнесменов, ученых и кого угодно.

Я помню, Вы говорили, что на Западе сейчас очень много людей, которые внешне очень привязаны к деньгам, а внутри они идеалисты. В подсознании они очень сильно зацеплены за духовное.

Я сказал, что ребенок может думать и о деньгах, и о конфетах, он может думать о способностях, и все нормально. Но когда проходит период развития, то сначала идет внешняя зависимость, материальная, а потом она уходит на тонкие планы, на духовное. И когда она уходит на духовные планы, это уже говорит о том, что человек стареет, ему пора умирать. То же самое касается цивилизации. Так вот, сейчас наша цивилизация зацеплена не только за материальное, но и за духовное. Как это проявляется? Вот если взять ислам, где идея выше жизни, выше справедливости, выше всего — вот это и есть тема приоритетности духовного, зацепленности за духовность. Это говорит о том, что в нашей цивилизации есть определенные моменты старения, достаточно заметные, что процесс преодоления человеческого счастья, зависимости будет достаточно тяжелым. И зависимость от духовных моментов более опасна, чем от физических, материальных.

Очень часто многие люди думают, что, если человек занимается какими-то духовными исследованиями, консультированием, он не должен брать деньги. Вы последние годы занимаетесь чисто духовными вещами и всей своей жизнью доказали, что идете к Богу и помогаете другим. Но Вы берете деньги, и многие люди, особенно в России, не понимают, как это — брать за это деньги, тем более достаточно большие.

Начнем с определения моего статуса. Я психолог, профессионал, который занимается психологической помощью людям. Я убедился, что эта помощь не может быть компетентной и реальной, если у человека не будет изменений в характере. Как психолог я понял, что изменения в характере невозможны без понятия «любовь к Богу». Так вот, в силу моей профессии я занимаюсь психологическими консультациями, и тема моего диплома — «Психологические консультации и психологическая коррекция». И как специалист я беру деньги за прием. Учитель, который преподает в школе или в институте, занимается теми же духовными практиками, он сообщает знания. Врач, который лечит, помогает спасать жизнь. Получается, что нужно лишить зарплаты врачей, психологов, учителей, потому что они занимаются духовными практиками — это первое. Второе — все-таки определенный резон есть. Почему? Когда человек занимается духовными практиками, он может зацепиться за духовность, и тогда для него зависимость от человеческого усиливается. И если он будет комфортно жить и брать деньги, то для него это занятие духовными практиками становится все опаснее, логично? Я об этом сейчас все время говорю. При механическом, чисто духовном моменте это совершенно справедливо. Но в моем аспекте есть несколько нюансов. Первое — я считаюсь ученым, исследователем и психологом. Второе — то накопление, усиление привязанности к человеческому, которое происходит у тех, кто занимается духовными практиками, и тех, кто молится, закрывается или нищетой, самоистязанием, или сильными ограничениями, или периодическими очень мощными психологическими, физическими потерями и т. д., или системным закрытием этой зависимости. Я в своих книгах не рассказываю, как меня отрывают, это слишком личное — это раз. Второе — я описывал, что каждый раз, когда я пишу книгу, у меня бывают ситуации, близкие к смертельным, — катастрофы, аварии, потери, предательство, — это все такая же чистка. И дальше я стараюсь системно, через понимание, через любовь к Богу закрыть зависимость от человеческого счастья в любом аспекте и в духовном, и в физическом. Значит, что тогда может быть? Тогда человек может заниматься духовными практиками, в первую очередь, осознавать, что они опасны, и при этом иметь деньги. На Западе, в Америке, все, кто занимается духовными практиками, — одни из самых богатых людей, как Вы знаете. Но не думаю, что это им идет на пользу. Почему? Потому что пока в них есть потенциал любви, они не зацепляются, как только любви становится меньше, тогда идет зацепленность за духовность, и тогда опасно иметь деньги. Тому, кто зацеплен за духовность, опасно иметь материальные блага, они рано или поздно будут создавать ему проблемы. Я осознаю, что для меня мои приемы — это опасность. Мой уровень духовности, получаемый через исследования, — это двойная опасность. Мой уровень благополучия — это тоже достаточно серьезная опасность, я все понимаю. Человеку это вредит тогда, когда он не понимает, что и деньги опасны, и духовность опасна, и человеческая стабильность опасна. Когда он это понимает, он может это преодолевать. И потом, времена все-таки меняются — и духовное, и материальное все больше сближаются. И сейчас для того, чтобы проповедовать, нужно арендовать зал, платить налоги и т. д. Здесь уже включаются несколько другие законы, которые адекватны нынешней ситуации. Если бы я не зарабатывал деньги на приеме, если бы я не получал деньги через книги, которые издаю, я бы занимался другим. Все хотят, чтобы человек, занимающийся духовностью, пахал на них, добывая с риском для жизни новую информацию, потом голый, босый ходил, давал ценные рецепты, как стать здоровыми и богатыми, и при этом был в нищете. Так это и есть та халява, которая опасней всего. Человек не хочет зарабатывать. Знания тоже нужно зарабатывать. Те, кто получал эзотерические закрытые знания, годами сидели в ямах, ограничивали себя, истязали, и только потом прикасались к высшей информации. Сейчас у человека есть возможность не истязать себя, не проходить 10-20 лет посвящения, а заплатить какую-то сумму — но он не хочет. Так это то же самое, что и раньше — человек приходил, говорил: «Посвятите меня в высшее знание, но извините, голодать не буду и в пещере не буду сидеть. Буду торговать шелками, есть и пить водочку, а вы меня посвящайте в высшее знание». Не пройдет! Для того чтобы что-то получить, нужно чем-то пожертвовать. В той же России сделать один зуб стоит около 100 долларов, а просто проконсультироваться у профессора стоит на 300-400 долларов больше, чем прием у меня. Но никто не удивляется, почему врач может просто за консультацию получать 300-500 долларов, и, если он добавит к этому какое-то минимальное лечение, это обойдется в несколько тысяч долларов, никто к этому врачу не придирается и не предъявляет никаких претензий. Значит, к чему мы привыкли? Мы привыкли к тому, что самая главная, самая ценная информация дается нам бесплатно. Так и есть, мои книги самые дешевые в России. Выступления стоят дороже, прием еще дороже. Все логично.

Я с Вами согласен. От себя могу добавить, что если делаешь даже невысокую цену, люди это не ценят. Я, например, давал друзьям консультацию. Встречаемся через год. «Ты начал что-то читать, работать над собой?» Нет. Но если человек к тебе пришел за полную стоимость, он начинает ценить твою работу и очень серьезно относиться к той информации, которую получил.

Мне один знакомый врач, он блестяще диагностировал и занимался рефлексотерапией, сказал в приватной беседе: «Хочешь я тебе открою главный секрет моего лечения? Я ставлю несколько игл, и человек бросает курить». Я говорю: «Какой главный секрет? В какую точку надо иглу поставить?» Он отвечает: «Сообщаю, в какую точку. Главная — это карман клиента. Чем больше я с него беру денег, тем больше вероятность того, что он бросит курить. Раз он заплатил такие деньги, он просто обязан бросить курить». Так вот, мы все устроены очень просто. Кто заболевает? Тот, у кого мало энергии. У кого мало энергии? Тот, кто привык не отдавать, а брать. Вот и вся схема. А тот, кто привык брать, хочет взять как можно больше и заплатить как можно меньше. И такой человек всегда будет предъявлять претензии, при любых ценах на билеты. И такие люди, как правило, как раз не хотят работать над собой, а хотят получить максимум выгоды. Это где-то совдеповская психология, которая приучила отнять у богатых. То, что богатый, умный, работящий пашет целыми днями — это никого не волнует. Это потом, когда он уже заработал богатство, и оно начинает работать на него, потом он развращается, да. Но все видят этот конечный результат. И никто не видит начальный процесс, как он стал богатым. И когда главная идея не создать, а украсть, обворовать, то сама эта идея есть отречение от любви. Чтобы создать, нужно иметь энергию. А энергия приходит через любовь. Чтобы украсть, особой любви не нужно, поэтому сама потребительская психология — антибожественна. Поэтому эти люди и не поймут того, что я говорю, и всегда будут в моей оппозиции, это вполне естественно

Я читал высказывания многих философов о том, что гораздо труднее полюбить ближнего своего, с которым ты живешь, чем весь мир.

Именно через ближнего дают самую большую боль. Чем больше любви, тем больше должно быть очищение. Божественное всегда должно очищаться от человеческого. Значит, как только мы испытываем большую любовь, рядом должна быть боль, поэтому именно близкие должны нам давать больше всего боли. И насколько мы готовы эту боль принять, настолько мы помогаем и себе, и им. Дело в том, что боль - это отрыв.

Здесь очень важно правильно реагировать на боль. В первую очередь - сохранить свое божественное, когда мы лишаемся человеческого. То есть добродушие, умение прощать. Второе - это воспитание и себя, и другого. Если не реагировать на боль, то будет просто депрессия. А на любой стресс реагировать надо, только реагировать правильно. Если мне что-то не нравится, я должен измениться сам.

Помните, что самое лучшее изменение - это все-таки изменение собственное. Потому что мое психологическое состояние - это состояние моего поля. А мое поле определяет все, что происходит. То есть весь причинно-следственный механизм в окружающем мире связан, оказывается, с внутренним состоянием человека. Вокруг меня происходит то, какой я внутри.

В одной из лекций Вы говорили, и это очень гармонирует с восточными и буддийскими учениями, что поведение женщины на 80% определяет состояние живущего с ней мужчины, что женщина - это душа семьи. То есть, на женщине лежит большая духовная ответственность?

 Ответственности - никакой. Понятие «ответственность» - это уже требование. Когда мы хотим что-то понять, исходя из позиции требований, ответственности, мы никогда ничего не поймем. Что такое семья? Это союз людей для того, чтобы появились дети и продолжался род. Кто рожает? Женщина. Значит, в первую очередь, семья - это женщина, вот и все. Никакой ответственности, никаких требований, условий, это биологически так, это первое.

Второе - для того, чтобы рожать, женщине нужна дополнительная энергетика, мощнее, чем у мужчины. Бог дает женщине более мощную энергетику, на ней дети держатся. Я видел, когда женщина слишком увлекается работой, дети у нее начинают заболевать. Это не случайно.

Так вот, поскольку энергетика женщины сильнее, то она этим влияет и на детей, и - через детей и через себя - на мужа. Поэтому негармоничная женщина - это проблемы в семье и проблемы со здоровьем и судьбой и у мужа, и у детей.

Но здесь есть нюанс: какой бы мощной ни была энергетика, энергией управляет тонкая информация. Поэтому женщина сильнее энергетически, а мужчина - информационно - при условии, что у мужчины правильное мировоззрение, а у женщины правильная энергетика. Но, если у мужчины мировоззрение неправильное, женщина неправильной энергетикой его убивает - он сам получает то, что заслуживает

 В одной из книг Вы говорите, что каждая секунда либо приближает нас к Богу, либо отдаляет, и мы должны постоянно стремиться накапливать и развивать Божественную Любовь. Что Вы под этим подразумеваете?

 Каждую долю секунды Вселенная расширяется. Расширение - это разрушение. Разрушение - это потеря. Значит, каждую микросекунду наша душа испытывает боль потери. Если мы в обычной жизни привыкли реагировать на боль ненавистью, осуждением, обидой, значит, каждую долю секунды мы атакуем Вселенную. И получается программа самоуничтожения. Программа самоуничтожения дает болезни, ускоренное старение и смерть.

 Часто Вы говорите, что надо спокойно принимать трудности. Особенно человек проверяется в критической ситуации. Абсолютно без эмоций очень трудно реагировать на какие-то события. Женщины по природе достаточно эмоциональны. Трудно не реагировать, если близкий человек умер или предал тебя. Холодным роботом быть сложно.

 Вот смотрите, при любом стрессе, если человек на него не реагирует, у него появляется программа самоуничтожения. Робот никогда не получится. Будет самоубийца, если человек не будет отвечать. Значит реакция на болевое ощущение должна быть. Логично? Скажем так, умер близкий человек, какая реакция? Самоубийственная. Почему? Что человек может сделать? Он говорит: «Я ничего не могу сделать». Значит, куда-то этот взрыв энергии должен пойти. Куда он пойдет? На самоубийство, на сожаление. Логично?

Если человеку сказать: «Не надо убивать себя. Этот взрыв энергии, который у тебя есть, может пойти на созидание». Он спросит: «Что я могу сделать?» Тогда ему можно объяснить: «Душа умершего связана с твоей душой. Если ты будешь испытывать уныние, ты будешь вредить и душе умершего, и себе. Значит первое - ты не должен испытывать уныние. Ты должен дать душе умершего больше любви. Для этого ты должен ограничить себя. Вот для этого и существует траур». Что такое траур? Это ограничение себя. В еде, в радости, в желаниях. Но именно ограничение - для чего? Для того чтобы легче почувствовать любовь. Если траур превращается в уныние, это обратная реакция. Смысл траура - ограничить себя в человеческом, ощутить в душе Божественную любовь и, наполняя душу любовью, помогать душе умершего. Это конкретные действия? Да! Они тяжело выполняются? Очень тяжело. На них много нужно энергии? Очень много. Значит, вся энергия пойдет не на самоубийство и разрушение, а на созидание.

В любом конфликте (смерть другого человека - это тоже конфликт) можно тратить энергию на разрушение, а можно на созидание. Меня предал близкий человек, я задаю себе вопрос: «Почему он предал?» Наверное, я зацепился за морально-нравственные идеалы, что-то у меня в душе не в порядке, значит, я должен привести себя в порядок. Тогда энергия перейдет не в ненависть и желание разрушить «предателя», а в созидание. Нужно привести себя в порядок, я должен помочь ему не предавать меня дальше. То есть какая-то система ограничений может быть применима к человеку, который меня предал. Для него это тоже будет воспитание, потому что, если я буду поощрять его предательство, он может сорваться, и затем ему это может понравиться.

Вот о чем идет разговор. Значит, я должен воспитывать и себя, и его. Это тяжело? Это очень тяжело. Это затрата энергии, огромная затрата энергии. Это созидание? Да! Значит, речь идет не только о том, чтобы принять. Что такое принять? Если я принимаю травмирующую ситуацию, значит; я в ней принимаю Божественный смысл. Если я полагаюсь на Божественную волю, я принимаю Божественный смысл, значит, я останавливаю свою волю, свои желания, которые хотят одного - отомстить, обидеться, зацепиться. Тогда моя защита становится не местью, а воспитанием. Значит, принятие полной ситуации внутри, принятие ее как моего очищения не означает, что я не имею права на действия.

Эта ситуация меня очищает, значит, другого очищения для меня не нашлось. Это очищение принудительное, а теперь я буду добавлять очищение добровольное, менять себя. Что такое «изменить себя»? Это тоже защита. Меня может кто-то убить. Если я изменюсь, энергетика моя изменится, меня не убьют. Я защищаюсь? Да! Можно защищаться иначе - прийти и убить того, кто ко мне агрессивен; можно защититься, изменив систему своего поведения, а можно меняться внутренне. Все это разные формы защиты. Поэтому человек, который привык идти к любви, вырабатывает те системы защиты (реакции на боль), которые являются самыми перспективными. То есть он не убегает от боли, а понимает, что в боли есть созидательный смысл, боль ему необходима, но это не означает, что нужно быть мазохистом и принимать эту боль. Боль ему необходима, но она необходима ему как знак - для того, чтобы изменившись, он уменьшил количество боли. Человек понимает, что, если он не хочет добровольно меняться, ему помогут принудительно. Это нужно? Да! Это больно? Да! Но это не означает, что только такое лечение он должен воспринимать. Приходит врач, мажет йодом рану. Это больно? Да! Это необходимо? Да! Так нужно только йодом мазать? Нет! Нужно не допускать, чтобы были прыщи и болячки. Для этого надо меньше ревновать, меньше обижаться и правильно питаться. Вот и вся схема.

 Вы писали и, в принципе, это известно, что чувство Божественной Любви наиболее приближенно проявлено в материальном мире через любовь матери к своему ребенку. То есть материнская любовь достаточно безусловна. Но, с другой стороны, Вы писали, что иногда родители излишне привязаны к ребенку и обожествляют его. Может ли быть слишком много родительской привязанности или любви?

 Привязанности всегда слишком много, даже если количество ее минимально. Любви никогда слишком много не бывает. Схема заключается в чем? Какими принципами руководствуется мать, когда любит своего ребенка? Что она хочет в нем воспитать? Вот что должна у себя спросить любая мать.

 А как увидеть эту грань, где любовь, а где привязанность к ребенку?

 Если у человека неправильное мировоззрение, его отношение к другим не может быть гармоничным. И любя своего ребенка, эта мать его будет невольно убивать.

 А в каких случаях это происходит?

 Мать должна себя спросить, что она хочет видеть в ребенке? Чего она добивается от него? И, если она хочет, чтобы он был умнее, чем она, приумножил ее ум, способности и т.д., она будет ожидать от него способностей, развивать их и концентрировать его на способностях. Если она хочет, чтобы он жил хорошо, она будет концентрироваться на его жизни. Она будет стараться укрепить его жизнь, давая ему деньги, сладости, еду, внимание, хорошую одежду, -это все укрепление жизни.

Чем больше она будет концентрироваться на его жизни или на его способностях, тем сильнее она будет разрушать его способности и его жизнь. То есть каким должно быть отношение к другому человеку? В Библии в Новом Завете сказано: «Относись к другому человеку так, как хочешь, чтобы он относился к тебе». В Ветхом Завете это тоже сказано.

 В Мидрашим рассказывается, что к Гилелю, иудейскому мудрецу, пришли и спросили: «Можешь ли ты объяснить суть Торы, пока я стою на одной ноге?» Он ответил: «Да - суть Торы в том, что надо относиться к ближнему, как к самому себе, а остальное - просто комментарии к этому».

 Дело в том, что в Новом Завете очень много повторено из Ветхого Завета, просто с другим акцентом. Но смысл в том, что любое утверждение, абсолютно справедливое и необходимое 3000 лет назад, требует корректировки в нынешнее время. Так вот; к другому нужно относиться как к самому себе. Что это означает? Это означает, что нужно затормозить любую зависть, ненависть, агрессию. То есть здесь выполнена первая функция - торможение агрессивности, претензии, воровства и проч. И эта функция выполнена, логично?

Вторая функция - когда нет ненависти, нужно идти к любви. Как к ней идти? А вот здесь уже начинается несколько другой подход. К любви идут через ограничение, задержание, где-то моменты жесткости. Значит, как мы должны относиться к другому человеку? Так, как и к себе, - это первое. И второе - так, чтобы помочь ему ощутить свою божественность. А для этого мы имеем право, если это наш ребенок, не закармливать его, а, наоборот, ограничивать, наказывать и непрерывно при этом любить. А если мать будет относиться к ребенку только так, как она хочет, чтобы он относился к ней?

Она хочет, чтобы ее носили на руках, целовали, засыпали сладостями - это то, что она делает с ребенком и убивает его, она «пристегивает» его к человеческому. Значит фраза «относись к другому так, как хочешь чтобы относились к тебе» не может быть сейчас полной. Она не описывает того, как один человек должен относиться к другому

Мы должны развивать и ощущать в себе Божественное и помогать в этом нашим детям, нашим друзьям, нашим близким. И вот здесь уже становится понятным то, что имел в виду Христос, говоря: «Главные враги человека - это его домашние». То есть те, кто закармливает его, те, кто привязывается к нему, преклоняется перед ним, - вот эти люди могут невольно вредить душе. Вот так родители невольно вредят своим детям. Значит, мать должна уметь любить и одновременно держать какую-то дистанцию с ребенком.

Что делали раньше короли? Они видели, что род вырождается и, чтобы спасти его, чтобы реально не погиб будущий король, ребенка отдавали именно в крестьянскую семью, где он унижен в своих амбициях, в еде и т.д. Это позволяло ему потом быть гармоничным человеком. Но король не хочет, чтобы к нему относились как к крестьянину, он не позволит этого, почему тогда он своего ребенка отправляет в крестьянскую семью? Потому что, когда он король, он уже король, а когда это ребенок,- это еще не король.

Так вот, мы уже другие, и мы должны повышать, расширять понимание того, как относиться к друг к другу. Потому что я хочу, чтобы укрепилась моя жизнь. Я хочу, чтобы развивались мои способности. Но это все человеческое. Я не хочу, чтобы унижалась моя жизнь, я не хочу болеть, я не хочу умирать. Но именно это очищает мою душу.

Если я хочу только жить и быть благополучным и богатым, то рядом появится кто-то, кто меня обворует, предаст, невольно принесет мне болезнь. Если я не захочу идти к Богу добровольно, то мне помогут через боль. Значит, нужна боль в отношениях людей? Нужна! Дозированная боль необходима. Именно она отрывает от стабильности, от привязки и т. д. Поэтому мать, которая хочет правильно воспитать своего ребенка, должна уметь создать ему ту атмосферу, в которой он будет потом жить. Она должна уметь давать ему боль, в какой-то степени моменты несправедливости и т.д. и учить его проходить это.

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"