загрузка...

Интересно / Актуально


Кровная месть на Руси

 

"Не убий!" – не уставал взывать Всевышний к роду человеческому. А люди, вознося к небу покаянные молитвы, всё строили эшафоты, сооружали плахи, раскладывали костры, изобретали гильотины…

 

В памятниках древнего русского права смертная казнь как мера наказания и возмездия упоминается лишь с конца XIV века. А до этого времени у наших пращуров широко практиковалась кровная месть. Обычай кровной мести - это наша древняя русская традиция.

Она была настолько широко распространена, что Ярославу Мудрому пришлось узаконить ее в «Русской Правде», и только в отношении княжеских дружинников и слуг заменить месть родственников денежным штрафом. В "Русской Правде" Великого князя Ярослава Владимировича говорилось: "Если убьёт человека человек, то пусть мстит брат за брата, сын за отца, отец за сына, племянник за дядю и тётку". В старину сын убитого лишался наследства, если он не отомстил за отца, мать давала пощёчину сыну, если тот осмеливался сесть за стол, не отомстив за смерть брата. «Русская Правда», как юридический акт, существовала до середины 15 века.

Однако шло время, и уже с начала XV века самосуд на Руси стал всячески пресекаться. Умерщвление человека за его тяжкие преступления переходило из дела частного в дело государственное. А перечень "лихих дел", за которые полагалась казнь, был вначале не такой уж и большой. Преступников карали смертью за храмскую татьбу (святотатство, кражу из церквей), за конскую татьбу (конокрадство), за переветничество (государственную измену), за поджог, а также за кражу, даже простую, но совершенную в третий раз.

Удивительно, конечно, что такие "квалифицированные" преступления, как убийство, дерзкий разбой, грабёж (если они были совершены не в третий раз), наказывались в середине XV века лишь денежным штрафом.

Со временем реестр "эшафотных дел" неуклонно расширялся. По Судебнику Ивана Грозного (1550 года) уже казнили людей и за кражу, и за подлог документов, и даже за ябедничество (заведомо ложные обвинения). С XVII века горели костры на площадях русских городов под теми, "кто отпал от христианства". В 1648 году вышел указ, который предписывал: "Кто не ходит в церковь, не бывает у святого причастия и не пускает к себе в дом священника – подвергать таких людей пыткам и нераскаявшихся сжигать". Особенно пострадали от этого указа раскольники. Только в одной Казани в 1677 году было сожжено на костре до тридцати староверов.

Но особенно кровавого размаха смертная казнь достигла при Петре I. Если, к примеру, мастер, уличённый в изготовлении обуви из плохой кожи, мог ещё надеяться, что его всего лишь сошлют на каторгу, то всякий помещик "за утайку душ" при народной переписи карался смертью "без всякой пощады". При Петре Алексеевиче можно было запросто угодить на эшафот даже "за порубку дуба в заповедном лесу".

Способ казни определялся по простому принципу – "око за око". Совершил убийство – покарать душегуба "смертию же", за поджог – самого сжечь, подделал деньгу – заливали в горло расплавленный металл.

Очень строги были российские законы к мужеубийцам. Женщину, убившую своего супруга, заживо закапывали в землю по плечи со связанными за спиной руками и оставляли умирать медленной смертью. К одним она приходила на третьи сутки, к другим – на восьмые. Известен случай, когда осужденная умерла лишь на тридцать первый день.

За убийство отца, матери и сородичей по Судебнику 1649 года предписывалось возить преступника по торгу, рвать при этом его тело клещами, а затем утопить, связав вместе с кошкой, собакой, петухом и ужом. Неясно, правда, за какие такие грехи попадали в компанию с душегубом эти бедные животные.

В высшей степени мучительными видами смертной казни считались также посажение на кол и колесование. Такими страшными способами лишали жизни людей, обвинённых в государственных преступлениях.

Но самой, пожалуй, лютой признавалась казнь четвертованием. Человеку последовательно отрубали все четыре конечности, а затем и голову. Как правило, такой казнью умерщвлялись на Руси самозванцы. В разное время были четвертованы Анкудинов (Лже-Шуйский), Степан Разин, Емельян Пугачев.
Известно, правда, что Пугачева, прежде чем рассечь, умертвили незаметно для народа. Так повелела Екатерина II, из милосердия.

В полной ли мере смертная казнь выполняла свою главную функцию – устрашительную? Наверное, нет. И особенно в России. "Русские ни во что не ставят смерть и не боятся её", – отмечал в своих записках англичанин Перри. "Стрельцы сотнями шли на казнь, несвязанные и нескованные… Сами всходили на лестницу к виселицам, прощались с народом, надевали на шеи петли и бросались с подмостков", – вторит ему ещё один иностранец, Гордон.

Смертная казнь, несмотря на все её жестокие формы, никак не способствовала уменьшению преступности. Некоторые наши самодержцы это видели и понимали. Была приостановлена смертная казнь при императрицах Елизавете Петровне и Екатерине II. Неопределённость в этом вопросе существовала вплоть до восшествия на престол Николая I. Смертные приговоры хотя и выносились, но не исполнялись. Но вот грянуло 14 декабря 1825 года. Восстание декабристов. И вновь заколыхались над русской землей тела повешенных…

В. Вербицкий

 

Во время царствования грузинской царицы Тамары, Грузия попросила Русь прислать ей в помощь отряд русских войск. Во время совместной стоянки один грузин попытался отобрать сено у русского. Завязалась драка. На помощь грузину прибежали его земляки и убили русского воина. В наказании за это русские полностью вырезали грузинский отряд. Интересно, что узнав об этом, царица Тамара не предъявила Руси каких – либо претензий. Понимала – закон у русских такой! Причем походы Владимира Святого против кавказских народов – это была месть внука за деда – князя Игоря.

Потери от внутренних разборок на Руси превосходили все потери во внешних войнах. Например, Липецкая битва в начале 13 века между новгородцами и владимирцами по своим масштабам значительно превосходила знаменитое Ледовое побоище. Позже государство даже ввело суровые меры за массовую кровную месть. Но тогда у нас было национальное государство, которое защищало, прежде всего, интересы русских, тогда с кровной местью можно было и повременить.  А вот с 1917 года у нас такого государства нет. Поэтому некоторые русские люди вынуждены вспомнить свои древние традиции.

Уж если мы  так рьяно убивали друг друга, то с иноверцами было еще суровее. В 1906 году в старообрядческой деревне Федино Московской губернии Бронницкого уезда, цыгане закололи вилами пастуха и угнали скот. На следующую ночь весь табор был переколот вилами поголовно. Закон коллективной ответственности. И самое интересное, что следы мести были так хорошо спрятаны, что полиция так и не смогла определить мстителей. У староверов, тогда стукачей не водилось. Никто не донес.

Закон коллективной ответственности помнил и царь Иван Грозный, приказавший утопить  в Двине всех полоцких евреев, отравлявших воду, которую пил русский гарнизон. Вот так: Убил вилами, значит, вилами будет и отмщен. Отравили воду – значит и в воде и погибните. Даже большевик Илья Эренбург призывал к кровной мести во время Второй Мировой войны: «Убей немца!» Интернационалисты призывали убивать по национальному признаку.

Традицию кровной мести сильнее всего вытравляли антирусские комиссары, а в среде дворянства эта традиция жива и сейчас. Тот, кто мстит – аристократ [арий сто крат].

Месть - это естественный отклик души на несправедливость.

 

 

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"