загрузка...

Психология


Укротители воли

 

Помните замечательный мультик «Маугли»? Сцену, где мудрый Каа вызволяет человеческого детеныша из плена обезьян? «Слушайте меня, бандерлоги! Подойдите ближе, ближе!» — проникновенно вещает Каа. Его глаза тем временем становятся огромными и страшными, а завороженные обезьяны покорно движутся прямо в змеиную пасть... Говоря научным языком, питон применил к незадачливым обезьянам суггестивное воздействие. А попросту — загипнотизировал их.

 

Очевидное невероятное

Феномен гипноза — одно из самых загадочных свойств психики. Заставить взрослого человека подчиниться чужой воле — не угрожая, не применяя физическую силу — большинству представляется практически невозможным. Однако в этом явлении нет ничего фантастического. С помощью регулярных  тренировок каждый второй может освоить основы суггестии, а каждый  дёсятый способен достичь вершин искусства гипноза. Суггестивные способности обычно проявляются к шестнадцати — восемнадцати годам, когда человеческий мозг уже достаточно развит,  для того чтобы оказывать  психоэнергетическое  воздействие  на  других людей, в природе все устроено разумно: в детстве мы легко поддаемся влиянию старших, учимся, набираемся опыта, а, став взрослыми, пытаемся подстроить мир под себя.

Ключи и отмычки

Все известные педагоги, ораторы и политические деятели — талантливые гипнотизеры: при помощи особых приемов они завораживают публику, вынуждают слушателей принимать свою точку зрения.

    Знаменитый  Мессмер, многие  психиатры,  гадалки  и  ясновидящие «старой школы» любили отвлекать внимание манипуляциями с  блестящими предметами: маятниками, хрустальными шарами, ограненными  самоцветами. Отблеск  направленного  света  на  вращающихся  в  темноте  предметах, мягкие  движения  рук, вкрадчивая  речь, ароматы курящихся благовоний... Все это — ширма, за которой скрывается магическая личность гипнотизера.  

    А  вот  автор «Майн кампф», злой  гений  немецкого народа  Адольф  Гитлер, действовал  иначе. Выступая перед толпой сдержанных  бюргеров, он  резко  взмахивал  руками, тряс  челкой, переходил  от  страстных  выкриков к  монотонному речитативу, завораживал  людей  набором  общих  фраз, произносимых  быстро  и  эмоционально. К  концу  его малосодержательной, но очень яркой, грамотно срежиссированной речи слушатели превращались в экзальтированную толпу, готовую голыми руками рвать и крушить противников фюрера.

Как  правило,  слова  и  жесты  играют  лишь  вспомогательную  роль. Они  отвлекают  гипнотизируемого, под  их воздействием  рушится  психологический  барьер, который  выстраивает  мозг, защищая  подсознание  от  постороннего влияния. В  результате  человек  утрачивает  ясность  ума  и  контроль  над  собой. И  тут  в  борьбу вступает главное орудие — направленный поток психокинетической энергии.

Гипнотизер,  в  отличие  от  своих  клиентов, сохраняет  полное  спокойствие  и  трезвую  голову, концентрирует  внимание на одной  единственной  мысли — той,  что  собирается  внушить. Люди, способные  видеть  ауру, рассказывают, что во время гипнотического  сеанса  из «третьего глаза» ведущего  вырывается  ослепительно  яркий  луч, который  проникает  в энергетические  поля  окружающих, меняя  их структуру. Чем  слабее  поле — тем  глубже  отпечатывается  внушаемая информация. Поэтому здорового и сильного человека, не привыкшего подчиняться и сдерживать светлые радостные эмоции, загипнотизировать гораздо труднее, чем зависимого или больного.

Жертвы гипноза

С  каждым днем  желающих  воздействовать  на  наше  подсознание  становится  все больше. Политики, силовые ведомства и  религиозные  общины  стремятся  выйти  в  телеэфир  и  навязать  миллионам  зрителей  свое  мнение, свои идеи, свою волю. Не  говоря  уже  об откровенных  шарлатанах, которые  используют  данные  им  способности с преступными намерениями.

«Когда  я  хочу  заставить  человека  отдать  мне  все  деньги, — признавался  известный  питерский  аферист, — иду в ресторан  дорогого отеля, выбираю подвыпившего бизнесмена, обедающего в одиночестве, присаживаюсь за соседний столик и начинаю сверлить его взглядом. Мне  нужно  добиться ощущения, что его лоб сделан из стекла — что он  прозрачен  и  насквозь  просвечивается. Когда  я  смотрю  на  человека  и  вижу  предметы, находящиеся у него за спиной, понимаю, что «клиент» созрел: он уже ничего не соображает! Тогда подхожу к нему с распростертыми объятиями и начинаю заговаривать зубы: мол, сколько лет, сколько зим! Помнишь, как мы в школе... Ну и так далее. А сам в это время внушаю: «Я твой лучший друг, меня ограбили. Помоги!». И через некоторое время он достает бумажник и начинает уговаривать взять его деньги. Я беру и быстро исчезаю, грозно велев ему напоследок: «А теперь спи!».

Противостоять сильному гипнотизеру трудно, но возможно. Как только вы заметите нечто подозрительное — пристальный взгляд собеседника, повторяющиеся жесты или у вас просто возникнет ощущение запудривания мозгов, задайте себе вопрос: что этот человек пытается внушить? Какую выгоду он надеется извлечь? Ни в коем  случае  не  пытайтесь  понять, о  чем  говорит гипнотизер, не следите за его движениями. И постарайтесь переключить свое внимание на что-нибудь постороннее.

«Бросай курить — вставай на лыжи!»

Конечно, далеко не все мастера гипноза — злодеи. Многие из них спасают человеческие жизни. Суицидальные наклонности, тяжелые формы депрессии, алкоголизм, истерия, импотенция — все это не что иное, как заложенные в подсознании программы саморазрушения. Хороший гипнотизер может «стереть» такую программу и «записать» новую — позитивную. Порой подобное лечение приводит к весьма комичным последствиям. Но, как говорится, лишь бы не в ущерб здоровью.

Прошлым  летом, когда Москва  задыхалась  от  дыма  горящих лесов, моего знакомого артиста скрутила белая горячка. Допившись  до  чертиков, бедняга, ранее  наотрез  отказывавшийся  признать себя алкоголиком, наконец, соизволил обратиться к врачу. За дело взялся ведущий гипнотизер-нарколог одного известного столичного центра. Уже через неделю нам позволили навестить товарища. «Ну,  как  дела?» — спросила  я, выгружая  на  тумбочку фрукты  и  соки. «Привет! Все  просто  замечательно! — отвечал  приятель  с  энтузиазмом. — Скоро  куплю  лыжи  и  буду кататься!» — «Какие  лыжи? За окном  сорок  градусов  жары!» — «Не  важно. Я  больше  всего  на  свете  люблю кататься на лыжах!» — «Ну да, конечно», — пробормотала я и поспешила откланяться... С тех пор мой товарищ больше не пьет и, если на земле лежит хоть горстка снега, с упорством маньяка катается на лыжах.

Юлия БРИМИНА

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"