загрузка...

Непознанное / Места силы


Санкт-Петербург

 

Ангел на петропавловкеК Санкт-Петербургу невозможно относиться равнодушно: его либо любят за неповторимый колорит, за дух старой Европы, за белые ночи, либо ненавидят за демонстративный аристократизм, за нездоровый климат, да и просто за то, что Петербург до сих пор «не такой, как все». Этот необыкновенный город — живое напоминание о том, что, несмотря на бешеный темп современной жизни, в мире всегда найдется место поэзии и тайне...

 

Тайна Северной Венеции

Да, Петербург всегда был Меккой художников, поэтов, литераторов, музыкантов. Причудливые образы и сюжеты, таинственные легенды прошлого: кажется, время на этих улицах течет по каким-то неведомым законам, абсолютно не считаясь с ритмом современного бытия. Но не только служители муз стремятся в Северную Венецию: мистики, маги, оккультисты и исследователи необычных явлений также стекаются отовсюду: такого количества аномально активных мест нет, пожалуй, ни в одном городе мира. Попробуем разгадать его секрет?

Санкт-Петербург — самый северный из всех крупнейших городов планеты, он находится на шестидесятой параллели: по мировой системе координат севернее Новосибирска и Магадана! С точки зрения авторитетных специалистов, шестидесятая параллель считается критической для существования человека: именно здесь возникает выходящее за границы норм напряжение ума и психики, часто сопровождаемое измененными состояниями сознания. Состояние сна, лихорадки, состояние сильного жара здесь легко стирают грань между нашим миром и потусторонним, поэтому жителям этих мест не всегда хватает сил сопротивляться проникновению информации «стой стороны». А она, кстати, нередко приводит к развитию неврозов и некоего «шаманского комплекса», при котором невозможно отличить наваждение от реальности. К тому же Приневская низменность, по которой течет Нева, наполнена дурманящими разум болотистыми испарениями...

Фактически жители Петербурга постоянно находятся на грани перехода в измененное состояние, и любая мелочь может этот переход спровоцировать.

Правда, многие питерцы, с детства живущие в этой атмосфере, выработали иммунитет к подобного рода явлениям, а вот на гостей города эта особенность действует впечатляюще.

Вопреки проклятию

Слава о Петербурге как о проклятом месте разнеслась по городам и весям задолго до окончания первого этапа строительства города. Раскольники называли его «градом Антихриста», а самому Петру примеряли плащ четвертого всадника Апокалипсиса. Юродивые пророчили городу гибель от рук иноземных чернокнижников, коих «наползло несметно» после того, как Петр пригласил из-за границы «духовных и ученых мужей, в хитроумных науках прославившихся». Консервативно настроенное дворянство и духовенство во главе с сосланной в монастырь первой супругой государя Евдокией Лопухиной с удовольствием повторяло ее проклятие: «Быть Петербургу пусту!» Но, похоже, противники царя-реформатора зря старались: город выстоял и в войнах, и в стихийных бедствиях, сегодня его можно называть каким угодно — но отнюдь не пустующим и заброшенным.

Циркуль, угольник и крест

Ни для кого не секрет, что Петербург строился не хаотично, как древние города, а по заранее составленному плану. Но мало кому известен тот факт, что в этом плане имеются некоторые весьма любопытные закономерности: если на карте соединить линией все самые высокие шпили города, то получится крест, упирающийся основанием в Казанский собор, который в плане имеет форму чаши. Крест (меч) и чаша — очень древний гностический символ, восходящий к легендам о Святом Граале. Этот символ встречается в эмблематике практически всех тайных духовных орденов и оккультных обществ Западной Европы и означает (в упрощенном смысле) завершение поисков, единение замысла и воплощения, духовного и физического начал. Главные храмы Северной Венеции с высоты птичьего полета как бы образуют лучи восьмиконечной Звезды Спасителя, а Александрийский столп, как говорят ясновидящие, вообще стоит на главной энергетической точке города, связывая земной Петербурге Петербургом небесным! Правда, эта легенда возникла не так давно: во времена Петра люди верили, что под площадью и набережной обитает огромный змей, охраняющий Пуп Земли...

Вообще, если приглядеться, даже на фасадах и во дворах петербургских зданий можно без труда отыскать массу масонских, розенкрейцерских и прочих подобных эмблем. Что, впрочем, немудрено: в XVIII веке практически все образованные люди (в том числе и архитекторы) принадлежали к тому или иному тайному обществу — это считалось признаком хорошего тона. Память о петербургских ложах того времени жива и по сей день: дом на Большой Дворянской и двухэтажный особняк на Песках, в которых в свое время проходили тайные масонские собрания, уже к началу XX века приобрели репутацию «домов с привидениями». И до сей поры ходят слухи, что по ночам туда съезжаются призраки в призрачных же каретах и при зеленоватом свете ламп, сделанных из черепов тех, кто когда-то стал невольным свидетелем их сборищ, обсуждают свои колдовские тайны. Находятся очевидцы, которые рассказывают туристам подобные страшилки и даже берутся совершенно безвозмездно проводить любителей острых ощущений к «нехорошим» домам.

Крылатое трио хранителей

Можете смеяться или счесть питерцев сумасшедшими — но они упорно считают свой город живым существом, обладающим душой, разумом и характером! Он живет: грустит, радуется, празднует, отдыхает, работает, влюбляется, творит. У него, как у человека, меняется настроение и самочувствие. И как у человека, у Петербурга есть свой ангел-хранитель. Причем не один, а целых три, и с каждым связано множество легенд и суеверий.

Старейший из ангелов — золотой — украшает самое высокое архитектурное сооружение Петербурга: Петропавловский собор. Его поднятая к небу пустая рука, согласно одной легенде, ждет трубу, которая возвестит конец света. Другая легенда сообщает, что рука ангела сжимает невидимый меч, отгоняющий от города нечистую силу.

Второй хранитель — бронзовый — взирает на Петербург с высоты Александровской колонны (Александрийского столпа) на Дворцовой площади. Эта колонна была воздвигнута в честь победы Александра I над Наполеоном. Ангел на ее вершине, лицу которого было намеренно придано сходство с чертами русского императора, соответственно, был окрещен «часовым», ибо, как полагали современники, он делает своим крестом «на караул».

Считается, что этот ангел — неподкупный страж, его забота — наказывать предателей и изменников, угрожающих городу. Еще одна легенда утверждает, что он же — ангел-миротворец, чья цель (кроме недопущения новых войн) состоит еще и в том, чтобы помирить перессорившихся между собой братьев-христиан: крест в его руках — католический.

Третий ангел — черный — стоит на куполе церкви Екатерины Великомученицы, что на Съездовской (бывшей Кадетской) линии Васильевского острова. В прежние времена он был серебряного цвета, его хорошо видели с моря: ангел как бы приветствовал входящие в Неву корабли. Это — хранитель морских путей Петербурга, благословлявший крестом суда на плавание. Впоследствии ангела перекрасили в черный цвет. Говорят, это случилось весной 1941 года. А еще раньше, в 1935 году, из его рук забрали крест...

Предание гласит, что для полного мира, покоя и благоденствия Петербургу требуется только одно: заботиться о своих ангелах и содержать их в первозданном виде. Как показывает история, здесь есть доля истины.

Микаэль ШТЕРН

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"