загрузка...

Непознанное / Места силы


Чудеса пустыни Уюни

 

Пустыня УюниСюда пока еще не добрался асфальт, и следы от пролетающих самолетов не кромсают ультрамарин неба на части. Здесь трудно дышать из-за большой высоты, но еще труднее заставить себя думать, что ты все еще на Земле. Абсолютно инопланетный пейзаж. Я смотрю сквозь очки на белую до слепоты равнину пустыни и тихо шепчу: «Ну, здравствуй, Уюни. Я снова с тобой».

 

Прототип ада

Граница Чили, Боливии и Аргентины. Просто точка на карте. Но в конце миоцена, то бишь около 10,4 миллиона лет назад, прототип ада определенно располагался именно здесь. Пятьдесят тысяч квадратных километров земли было напрочь засыпано игнимбритами — вулканической горной породой, вобравшей в себя стекло, пемзу и различные кристаллы в расплавленном состоянии.

Кубокилометры пепловых потоков растекались, словно блинное тесто по сковороде, и застывали панцирем на теле планеты. Когда-то очень давно нечто подобное творилось в нашей Сибири. Но сейчас вряд ли я ошибусь, если скажу, что второго такого места нет на Земле. Этот ад породил то, что ныне мы зовем Альтиплано: высокогорную равнину, на которой нет обычных гор — все оказалось залито вулканической стихией. И только сами вулканы остались торчать километровыми прыщами над высотной пустыней, скрывая собою удивительные лагуны этого мира. Красная — Колорада, зеленая — Берде, молочно-голубая — Селесте... Оттенков — не счесть. И посреди неземного пейзажа лежит Салар-де-Уюни — огромная соляная пустыня в 140 километров длиной и площадью более десяти тысяч квадратных километров. Величайший солончак на планете, белой кляксой отсвечивающий в космос.

Мифы и реальность

У живущих здесь с древних времен индейцев аймара существует легенда, по которой вулканы Тунупа, Куску и Кусина, что окружают пустыню, когда-то были очень большими людьми.

Куску был женат на прекрасной Тунупе, но вскоре после рождения сына сбежал от нее вместе с Кусиной. Боль Тунупы была велика, и каждый раз, кормя грудью младенца, она истекала слезами. Соленые слезы, смешавшись с молоком, затопили окрестные плодородные земли. Затем вода испарилась, и возникла пустыня Уюни. Многие местные жители считают Тунупу важным божеством и полагают, что правильней называть пустыню не Салар-де-Уюни, а Салар-де-Тунупа.

Геологическая же история пустыни связана с последовательной трансформацией целого ряда озер региона. Когда-то здесь плескалось огромное пресное море Балливьян. Около 40 000 лет назад из него выделилось озеро Минчин. А когда оно пересохло, осталось два существующих и в настоящее время водоема: Поопо и Уру-Уру, а также два крупных солончака: Салар-де-Койпаса и Салар-де-Уюни.

Двуликая и прекрасная

Как и у многих других экосистем на планете, в Уюни есть два сезона года: сухой и влажный. Последний длится лишь два-три месяца, с декабря по февраль. Важно попасть сюда в начале сезона дождей.

Когда соль уже покроется тонким слоем воды.

Когда джип еще может проехать.

Когда исчезает нить горизонта, сливаясь с отражением неба.

Когда в голове наступает бардак: ты словно висишь посреди неба, но не думаешь падать.

Нет привычных осей и зацепок. Это очень красиво и чуточку страшно. Это можно увидеть только сквозь линзы солнцезащитных очков, но нельзя показать. Фотографии — бледная тень безумной гармонии этого мира.

Но и в сухой сезон пустыня очень красива. Потому стоит здесь побывать как минимум дважды. В отсутствие влаги Уюни превращается в бескрайнюю ослепительно-белую плоскость, у которой нет ни конца, ни края. Соль, усыхая, образует причудливые полигоны, и на закате, когда небо подкрашено красным, возникает чувство, что ты где-то на Марсе. Но пока стоишь, картина еще не полна. Нужно немного пройтись — и кристаллики соли захрустят под ногами, как снег в морозное утро. Мысль о том, что все нереально, что это, скорее всего, сон, гарантированно посетит ваш рассудок.

Кактусовый лес

Впрочем, для тех, кто справится с этим, Уюни приберегла еще один нереальный пейзаж — остров Инкауаси. Европейцы часто ошибочно зовут его Исла-дель-Пескадо, что означает «остров-рыба». На самом деле Исла-дель-Пескадо находится рядом с Инкауаси. Но острова и вправду похожи на большую плывущую рыбу, застрявшую среди облаков. Инкауаси, как и несколько других островов, представляет собой вершину небольшого вулкана с уникальной природной экосистемой, аналогов которой уже не найти. На вулканическом туфе растет лес из кактусов — настоящих деревьев по 8-12 метров высотой. И лесу этому — тысяча лет. Посчитать очень просто: кактусы растут по сантиметру за год. Перед началом сезона дождей эти колючие исполины начинают цвести, выбрасывая от двух до восьми бело-желтых цветков до двадцати сантиметров в диаметре каждый. Цветущие идолы мертвой пустыни. И апогеем этого сюрреализма — летящая колибри. Здесь. На высоте около четырех тысяч метров над уровнем моря. Посреди соляного безбрежья, где нет вообще никакой жизни. На маленьком острове, где не бывает воды. Я снимаю очки и протираю глаза: нет, мне не показалось — колибри летает между цветками, собирая драгоценный нектар. Удивительный мир. В горле — застрявший комок. Хочется плакать. В такие моменты понятна ценность собственной жизни. Стоит родиться, чтобы такое увидеть. Стоит увидеть, чтобы легко умереть.

Сокровищница

Понятно, что это фантастическое место — не только находка для путешественника, но и важный экономический объект региона. В этом высохшем озере содержится большое количество натрия, калия, лития и магния. Все — в виде хлоридов. Благодаря пустыне Уюни, Боливия имеет более половины всех запасов лития на планете — крайне важного компонента электрических батарей. Причем литий концентрируется в рассоле под высохшей соляной толщей пустыни и его достаточно просто извлечь. Понятно, что международные горнодобывающие компании крайне заинтересованы в разработке этих богатств и даже инвестировали в экономику Боливии около 137 млн. долларов. Но добыча так и не началась: местные жители против, поскольку считают, что деньги до них попросту не дойдут. Боливийское правительство планирует построить собственный завод со скромным годовым производством в 1 200 тонн. Запасы же пустыни Уюни оценены в 10 млрд. тонн лития — настоящее сокровище.

Но сейчас соль добывают только местные жители. И занимается этим пара-тройка компаний. Правда, на три месяца в году находится работа и для частников. Людей, которые в одиночку, застолбив очередной сухой участок пустыни, вырезают кирпичи на продажу. Кирпичи, разумеется, для того, чтобы строить — дома или модные нынче соляные отели. А также делать мебель. Режут обычной бензопилой. Получается симпатичненько.

Соляные отели, кстати, — отдельное чудо. В них не только пол и стены, но также стулья, столы и кровати — из соли. Считается, что переночевать здесь очень полезно для здоровья, особенно людям с болезнями дыхательных путей. Стоит не особо дорого — от двадцати до пятидесяти долларов, вот только забронировано все чуть ли не на год вперед.

Точка космического отсчета

Казалось бы, для Уюни уже хватит чудес. Но нет, это уникальное место используется даже в космических целях. Некоторые околоземные спутники должны быть точно откалиброваны относительно расстояния до нашей планеты. Это крайне важно, например, для измерения степени таяния ледников или подвижек земной коры после землетрясений. И пустыня Уюни, имея большую площадь, ясную погоду большую часть года и высокий уровень отражения (альбедо), идеально подходит на роль точки отсчета. Точность калибровки спутников по поверхности пустыни — в пять раз выше относительно поверхности океана. Кстати, благодаря столь пристальному вниманию спутников удалось выяснить, что Уюни — не абсолютно плоская равнина. По ней проходят хребты, расположены холмы и долины высотой в один-два сантиметра. И возникают эти формы рельефа из-за различий в плотности материала под соляной толщей Уюни. Примерно так же, как поверхность океана чуток поднимается над подводной горой.

Конец безмолвия

Добраться в Уюни можно со всех четырех концов света. Вот только легкой дороги нет ниоткуда. Можно приехать с севера — из административной столицы Боливии Ла-Пас, через шахтерский городишко Оруро. От него — часов 10-15 автобусом или ночь паровозом по узкоколейке. С востока — из Сукре (официальной столицы страны), тоже через шахтерский город Потоси. Путь не близкий, но очень красивый. С запада некоторые любители экстрима приезжают из Чили, но только на джипе. И лишь когда нет дождей. Ас юга добираются из Аргентины через пограничный городок Вийязон, по узкоколейке. Если, конечно, колею не размоет...

Можно считать, что мне повезло. Повезло увидеть две ипостаси знаменитой пустыни Уюни: зеркальное отражение неба после дождя и кружево соляных полигонов в ожидании капель воды. Но главное — я еще увидел это чудо Земли без толпы оголтелых туристов.

Жаль, но уединенности этого места приходит конец. И те, кто там не был, уже вряд ли услышат безмолвие пустынной Уюни. Понятно, что народу с каждым годом и так все больше. Но сложность дороги и высота осуществляли хороший отбор.

Рядом с поселком Уюни строят аэропорт. Всего лишь в двух километрах от начала пустыни. Да не абы какой — международный, с полосой для крупных машин. В планах — принимать рейсы напрямую из США и Европы. Еще год назад не было даже намека, сейчас же аэропорт наполовину готов. Местные жители рады: чем больше гринго (так индейцы зовут почти всех белых) — тем больше денег. Вот только не думают, что чем больше гринго — тем меньше останется дикой природы. И великому безмолвию придет конец.

Александр ВОЛКОВ,

фотограф и путешественник, кандидат биологических наук

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"