загрузка...

Непознанное / Места силы


Остров Пасхи

 

Рапа-Нуи — маленький треугольник земли в забытой Богом части величайшего океана планеты. Пять часов перелета на новеньком «боинге» от ближайшего континента — Южной Америки, и вот я спускаюсь по трапу на остров-легенду. Остров десятка имен. Остров, что ныне мы зовем именем Пасхи.

 

Вулканический Пуп Земли

Прошло уже почти триста лет с той поры, как он предстал перед ликом европейской цивилизации. Написаны тонны трудов, напечатаны сотни статей. Но остров хранит свои тайны, и многих ответов нет до сих пор, хотя исследователи едины в одном: Рапа-Нуи — синоним слов «единственный» и «самый-самый». Самый удаленный от крупной суши обитаемый остров на этой планете с собственным рапануйским языком. С самыми загадочными истуканами моаи, что, по легенде, сами «шли» к своим постаментам. Единственное место в Тихом океане, где люди создали письменность — ронго-ронго. И ныне единственно возможное место посадки для самолетов, летящих из Южной Америки вслед за солнцем. Недаром же аэропорт на Рапа-Нуи является резервным местом приземления космических шаттлов!

Ну и, безусловно, остров — единственное основание, по которому на картах государства Чили воды от Пасхи до континента зовутся морем Чилийским. Хорошенькое такое море... в одну шестую часть Тихого океана.

Местная легенда о возникновении этого удивительного клочка суши посреди безбрежного океана связана с полинезийским мифом о боге-великане Уоке, который посохом создавал и разрушал острова. Когда-то давно Уоке разрушил большую страну, от которой остался лишь Рапа-Нуи. Потому одно из названий острова звучит как Те-Пито-о-те-хенуа — «Пуп Земли». Вроде как самой земли уже давно нет, а пуп от нее остался.

На самом деле, как утверждает современная геологическая наука, Рапа-Нуи —вулканического происхождения и никогда не был частью ни современных, ни вымышленных материков. По сути он — вершина вулкана, крутыми склонами идущего под водой вниз. Потому пологих берегов здесь не найти и до райского уголка — утехи любителей пляжного отдыха, несмотря на субтропический климат, — ему далеко. Не то что другим островам Океании.

Но не ради пляжей люди едут сюда, а ради исполинских моаи — тех самых знаменитых каменных истуканов острова Пасхи, которых заново открыл миру великий путешественник Тур Хейердал. В 50-х годах прошлого века он провел здесь несколько месяцев, пытаясь ответить на вопрос: «Как люди строили и перетаскивали эти статуи весом в несколько тонн?»

Портреты вождей?

Хотя мне куда интересней найти ответ на вопросы: «А зачем? Что побудило людей это делать?»

Я вглядываюсь в лица десятков стоящих моаи и вдруг понимаю: они списаны с лиц реальных людей. С лиц тех, кто здесь родился и жил. И знал, что другой земли никогда не увидит.

Предполагается, что в период культурного расцвета, в XVI—XVII веках, на острове Пасхи жило десять племен суммарной численностью около 15 тысяч человек. Пятнадцать тысяч людей в треугольнике со сторонами в 16, 18 и 24 километра! Сложно выжить, когда в жизни нет смысла. А раз люди выжили — значит, смысл был. И это, как принято у человечества, — война и идея.

Войн на острове было немало, и каннибализм (ресурсов-то мало) процветал. Но война угнетает, если нет великой идеи. И какой-то умник (разумеется, вождь) ее, конечно, придумал, решив сделать статую имени себя. Не потому ли все моаи смотрят внутрь острова? Со стороны океана смотреть на себя неудобно. И для подчиненных не так назидательно.

Понятно, что другие вожди подхватили идею, а чтобы выделяться, делали статуи все выше. Транспортировали моаи с использованием древесины, которой становилось все меньше. Активная рубка деревьев привела к эрозии почвы, в результате чего сильно пострадало сельское хозяйство и население острова со временем сократилось в разы, составив около 3 000 человек на момент открытия острова голландским путешественником Якобом Роггевеном в 1722 году.

Стать человеком-птицей — это просто

Грустно, конечно, но рапануйцы были большие затейники. Когда развозить многотонных моаи по острову стало невозможно из-за напрочь сведенного леса, матато'а, воины острова Пасхи, учредили новый культ — культ бога Маке-маке (человека-птицы), который, согласно рапануйской мифологии, некогда сотворил всех людей. Культ родился в конце XVII века. Надо же занять чем-то непоседливые людские головы. К великанам-моаи и их постаментам-аху он не имел ни малейшего отношения. Кстати, в 2008 году именем Маке-маке была названа карликовая планета в поясе Койпера, за пределами орбиты Плутона.

У юго-западной оконечности Рапа-Нуи есть два маленьких островка: Моту-Нуи и Моту-Ити, где гнездятся черные крачки, или манутара. Вот народ и повадился каждую весну отбирать лучших представителей племен для соревнования по доставке яиц крачки на Большую землю. Ради этого дела на краю кратера Рано-Као отгрохали каменную деревушку Оронго из 54 домов, где и готовились к церемонии. Тот, кто доплывет до острова (акул много, однако), стащит яйцо и первым вернется назад (не все, ох, не все возвращались!), станет тангата-ману, то бишь человеком-птицей, и по совместительству — главой острова. Ровно на один год. Года, видать, было достаточно, чтобы обогатить свое племя, перераспределяя скудные запасы острова в нужном направлении. Последний раз церемония проводилась менее 150 лет назад — в 1867 году. И на сегодняшний день культ Маке-маке — единственный задокументированный факт из древней культуры рапануйцев.

Уничтожение

Современному туристу или путешественнику, посетившему остров, местные жители не могут рассказать ничего, кроме запутанной мешанины из пары легенд. Одна — о войне двух островных племен — «длинноухих» и «короткоухих». Другая — о прибытии на остров Хоту-Мату'а — вождя предков нынешних островитян. В этих легендах, возможно, и сохранились отзвуки реальных событий. Но отрывочность и туманность не дают возможности хотя бы приблизиться к подлинной истории древней цивилизации острова Рапа-Нуи.

Оно и понятно — нынешние обитатели острова Пасхи практически не имеют древних рапануйских корней. 12 декабря 1862 года в бухту Ханга-Роа причалили восемь перуанских рабовладельческих кораблей. Было схвачено около двух тысяч рапануйцев, среди которых были король Рапа-Нуи Камакои и его сын Маурата. Перуанцы продали пленников владельцам компаний, занимавшихся добычей гуано у берегов Южной Америки. Из-за унизительных условий, голода и болезней в живых осталось лишь около сотни островитян. Только благодаря вмешательству правительства Франции, а также губернатора Таити удалось остановить работорговлю рапануйцами. После переговоров с перуанским правительством была достигнута договоренность, согласно которой оставшиеся в живых ра-пануйцы должны быть репатриированы обратно на родину. Но из-за болезней домой вернулось только... 15 островитян. Завезенный вместе с ними вирус оспы в конце концов привел к почти полному истреблению жителей острова. В 1877 году численность рапануйцев составляла всего 111 человек. Понятно, почему угас культ Маке-маке — просто не стало людей, которые могли бы его поддерживать.

Жить, чтобы жить

9 сентября 1888 года капитан Поликарпо Торо Уртадо высадился на острове и объявил об его аннексии государством Чили. В 1898 году вождь Риророко отправился в Чили с жалобой на злоупотребления чилийских властей, однако через несколько дней умер в Вальпараисо. С тех пор на острове Пасхи верховных вождей уже не было.

С 1914 года чилийское правительство стало назначать на острове губернаторов из числа военных. С1953 года Рапа-Нуи подчинялся командованию чилийского ВМФ. Жителям в это время было запрещено покидать пределы единственного поселения Ханга-Роа. Только в 1956 году условия жизни на острове Пасхи стали более благоприятными, а местным школьникам было разрешено учиться на материковой части Чили. С 1966 года на острове стали проводиться свободные выборы, появилось электричество в местных домах, построили дороги, объекты инфраструктуры и даже вырастили небольшой лес эвкалиптов. А несколько лет назад сюда добрался спутниковый Интернет и был основан туристический кемпинг с колоритным названием Mihinoa.

Прожив на острове несколько дней, я понял только одно: сюда стоило прилететь через половину земного шара. Каких-то двадцать тысяч километров! Потому что это — самый удаленный остров планеты. Ультрамарин океана и молчаливые моаи, держащие на каменных плечах спокойствие этого мира.

Я не буду гадать, кто они и что делают здесь: они просто существуют. Как Великая Китайская стена. Как пирамиды в Египте, как Мачу-Пикчу в Перу. Их народы исчезли, их цель канула в Лету. Но они продолжают поддерживать жизнь тех, кто все еще рядом.

Боги умирают. Но и после смерти они продолжают работать.

 

«Хозяйка кемпинга Mihinoa обреченно глядела в экран монитора.

— Ола, Марта! Интернет есть?

— Ола, Алекс. Есть. Но компьютер работает медленно. Очень.

— Давай посмотрю. В далекой Москве компьютеры — моя основная работа.

В Windows явно завелся зверек, а пиратский антивирус Касперского уже давно никого не ловил и лишь тормозил безбожно систему. Ничего, поработаем ручками.

— Скажи, Марта, я смотрю — вы здесь, на острове, вполне независимы. До метрополии — пять часов лету. Неужели нет людей, желающих отделиться? В Океании полно островных государств.

— На этой земле люди уже были одни, — отвечает Марта. — Хорошо, нашлись мудрецы — придумали делать моаи. Иначе б все давно передушили друг друга, и европейцы никого б не застали. Сейчас монументы никто делать не будет. Возникнут проблемы — все тупо устроят пальбу. Время другое. Островных государств немало, но они все же не так далеки от соседей, как мы. Нам не важно, какой флаг будет висеть над казармой, — важно, чтобы мы не оставались одни. Поэтому — приезжайте. Пока есть кому дышать воздухом острова, здесь будет продолжаться жизнь».

 

Александр ВОЛКОВ,

фотограф и путешественник, кандидат биологических наук

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"