загрузка...

Непознанное / Места силы


Байкал - священное море, священная земля

 

Какие пафосные и восторженные эпитеты ни приставь к Байкалу, все они и в малой мере не отразят истинное величие и красоту этого уникальнейшего озера, которое совсем не зря зовут морем. Ибо только море и океан обладают той невероятной мощью — зримой и внутренней, — которая присуща самому большому природному хранилищу пресной воды на планете. И недаром казаки, пришедшие на эти берега в середине XVII века, признали священными и сам Байкал, и всю землю вокруг него. Потому что они и впрямь священны. Чтобы убедиться в этом, достаточно здесь побывать хотя бы раз.

 

Озеро с душой океана

На перечисление всех уникальных свойств и особенностей Байкала не хватит и книги, не то что статьи. Но об основных сказать, как нам кажется, необходимо. Хотя бы для того, чтобы напомнить читателям, каким бесценным сокровищем обладает Россия. Итак: это самое глубокое и самое полноводное озеро в мире: 19% запасов пресной воды планеты Земля находится в Байкале. Пятая часть. И какой воды! Кристально прозрачной, чистейшей, вкусной, целебной во всех смыслах слова — и для человека, и для любого живого существа. Байкальскую воду можно пить некипяченой — в ней растворено так мало минеральных веществ и так много кислорода, что по своим свойствам она близка к дистиллированной. Да что говорить, если бывают дни, когда можно рассмотреть с поверхности озера крупный камень, лежащий на дне на глубине до сорока метров! Триста тридцать шесть рек, речек и крупных ручьев-сыновей наполняют батюшку-Байкал живительной влагой, и только одна река вытекает-убегает из него, стремясь к любимому Енисею, — непокорная дочь Ангара...

Традиционно считается, что озеру около 25 миллионов лет. Бездна времени. Особенно если учесть, что жизнь обычного большого озера ограничена 10-15 тысячелетиями (потом оно заиливается и умирает). Но когда стоишь на берегу Байкала, стараясь объять и понять его не просто пятью чувствами, но всем своим существом, то отчетливо понимаешь: у него не только великое прошлое, но и еще более великое будущее. Нет, не озерная душа у Байкала. И даже не морская. Берите выше! Неслучайно, наверное, одна из современных научных гипотез предполагает, что Байкал — это не что иное, как новый зарождающийся океан, который наберет окончательную мощь через 50-60 миллионов лет.

Немного истории

Природа распорядилась мудро, расположив этот неприкосновенный запас чистейшей пресной воды Земли в малонаселенном и труднодоступном месте — среди гор, сопок и бескрайней тайги Восточной Сибири. Но, тем не менее, в южной ее части, где климатические условия не так суровы, как на севере. То есть как раз то, что нужно, — далек подарочек, но дотянуться можно, если очень захотеть. Первыми из русских людей, «дотянувшихся» до Забайкалья, были 36 казаков под предводительством атамана Максима Перфильева, которые пришли в эти края в 1638 году. Затем, через пять лет, в 1643-м, казачий пятидесятник и землепроходец Курбат Афанасьевич Иванов с отрядом из 74 человек исследовал Байкал и самый большой его остров — Ольхон, оставив нам труд «Чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам», в котором рассказал о пути к священному морю и о богатствах этого края. Потом были еще походы и экспедиции, в результате которых не только Байкал, но и вся Сибирь с Дальним Востоком были присоединены к России и вот уже более трехсот лет по праву считаются ее неотъемлемой частью.

Остров Ольхон

Как и у всякого моря-океана, у Байкала есть острова. Всего их двадцать семь, а самый крупный, известный, красивый и, не побоимся этого слова, сакральный — Ольхон. Его длина — 73 километра, и он делит Байкал на два моря — Малое (между западным побережьем острова и восточным берегом материка) и Большое (соответственно, между восточным побережьем острова и западным — материка).

Так случилось, что автор этих строк побывал на Ольхоне вместе с группой слушателей Академии Ясновидения и Энерготерапии, которые под руководством народной целительницы Марины Григорьевны Заболотной совершали нечто вроде паломничества по местам Силы Ольхона. И паломничества, скажем прямо, весьма успешного. Во всяком случае, в жизни не занимаясь никакими эзотерическими практиками, я ощутил на себе, сколь наполнена священной природной силой эта древняя земля, омываемая не менее древним и священным морем — Байкалом. Думается, что всякий человек, пусть даже и далекий от самопостижения и открытия в себе каких-то сверхспособностей, попав сюда, получит то же самое — очищение от мирской суеты, ощущение единства с вечной матерью-природой, прибавление жизненных сил и здоровья. Главное, держать сердце и душу открытыми, помыслы чистыми и как минимум помнить, что у древних духов, населяющих эти места, как и у самого батюшки-Байкала, ничего нельзя требовать. Можно только просить.

А мест, где можно общаться с местными духами и заглядывать в собственную душу, на Ольхоне хватает. В первую голову это, конечно же, знаменитый мыс Бурхан с мраморной скалой Шаманка, что расположены на байкальском берегу рядом со «столицей» Ольхона — поселком Хужир.

По древним шаманским преданиям, 13 северных нойонов — сыновей божественных тэнгриев — спустились с неба на землю, чтобы вершить суд над людьми, и каждый выбрал себе особое место жительства. Самый старший и сильный из них, Хан-Хуто Бабай, избрал для этих целей пещеру на мысе Бурхан, стал хозяином острова Ольхон, а также защитником и покровителем всей шаманской религии северного толка.

Сейчас доступ на мыс, к скале и пещере открыт любому желающему, но не так далеки времена, когда, ни один верующий бурят не осмеливался, не только залезть в пещеру, но и проехать мимо мыса Бурхан на коне. Дабы не потревожить Хан-Хуто Бабая, всадники спешивались и вели коней в поводу, обернув их копыта кожей.

Вообще, весь Ольхон считается у бурят священной землей. Именно сюда сбегали бурятские (и не только) шаманы во времена гонений, здесь был их последний оплот. Наверное, поэтому в конце 90-х годов прошлого века шаманы Республики Бурятии официально признали остров Ольхон «главным святилищем, культовым центром общемонгольского и центральноазиатского значения, олицетворяющим сакральную прародину бурят».

Поэтому, как уже было сказано, не стоит вести себя на острове так, как, увы, зачастую ведут себя наши люди на отдыхе, — мусорить, являться на мыс Бурхан в состоянии алкогольного опьянения, кричать, включать громкую музыку, оставлять надписи на девственных известняково-мраморных скалах побережья. Этого вообще не стоит делать, где бы вы ни были, но на Ольхоне — особенно. Отсюда еще не ушли древние духи земли и воды, и они способны не только одарить человека силой и здоровьем, но и отнять оные за неправильное поведение.

Дорог в привычном понимании городского жителя на острове нет. Дорога здесь — это крепко утрамбованная колесами высокопроходимых машин колея, по которой, впрочем, в сухую погоду может проехать даже легковушка. Не говоря уже о путнике, передвигающемся на своих двоих, или верховом. А коней, в том числе и полудиких, на Ольхоне хватает — их разводят на острове наряду с коровами и овцами, табуны и табунчики не раз попадались нам навстречу по дороге из Хужира на северную оконечность острова — мыс Хобой.

Природа Ольхона весьма разнообразна. Лесостепные зоны соседствуют с полупустыней, и тут же, рядом, начинаются сопки и горы, покрытые густой лиственной (с добавлением сосны и березы) тайгой. Вот как раз на степных и полупустынных участках и пасутся кони, а также коровы с овцами. В тайге же полно разнообразной дикой живности, но крупных хищников — волков и медведей — нет, хотя, как утверждают местные жители, не исключена встреча с рысью. Нет здесь также комаров и мошки, и данное обстоятельство весьма способствует общению с природой и ее духами. Особенно летом.

Но все же лес на Ольхоне примерно такой же, как и на материке, а вот береговая линия острова — уникальна. Здесь что ни камень — то предание, что ни скала — то легенда, что ни мыс — то миф. И практически все они — места Силы. Любой, какой душа пожелает. Другое дело, какой именно силы желает ваша душа. На острове следует быть осторожными со своими потаенными желаниями, а то, глядишь, еще сбудутся... Недаром местные буряты говорят, что Ольхон — очень непростое место и не всякий человек чувствует себя здесь как дома. Да и не только буряты это понимают и чувствуют. Вот, например, как описывает русский писатель Валентин Распутин вид, открывающийся с мраморной скалы Три Брата (мыс Саган-Хушун), расположенной на западном побережье Ольхона: «С этой скалы трудно смотреть на Байкал — так переполнен он силой, мощью, небом и водой, так великограден он по сторонам, где протягиваются горы, и великоположен могущественным и таинственным путем посредине. При виде этой картины приходят в смятение чувства и жалкуетум. Тут и выбирал я место для покойствующего Чингисхана. Сюда бы приводил я грешников всякого рода, чтобы видели они, против какого мира идут войной; здесь находить слабым душам утешение, больным — выздоровление, чрезмерно здоровым гордыней и самомнением — усекновение». Свидетельствую: истинную правду пишет Валентин Григорьевич — все так и есть. Скажу больше: встаньте практически в любой точке на берегу Ольхона, вдохните полной грудью насыщенный вкусной пресной чистейшей влагой воздух, окиньте взором необъятное, волшебной красоты пространство перед собой — и вы ощутите похожие чувства.

Остров Огой

Если уж речь идет о священных, сакральных, наполненных силой местах на Ольхоне и поблизости, то следует сказать и об острове Огой, расположенном в Малом море — между Ольхоном и восточным материковым побережьем Байкала. Огой полностью повторяет форму Ольхона, только размерами много меньше — весь его можно обойти за час и, разумеется, получить от прогулки массу удовольствия. Но главное на Огое — не живописные виды или возможность искупаться на прогретом солнцем мелководье западного берега и пособирать там красивые байкальские камушки, среди которых, кстати, легко может попасться настоящий сердолик, дарующий, как известно, своему владельцу любовь, супружеское счастье, здоровье и смелость. Нет, не это главное. Семь лет назад в самой высокой части острова была воздвигнута священная буддийская Субурга — ступа Просветления.

С санскрита «субурга» переводится как «вершина» и символизирует в буддизме гору Меру. Через эту гору, а значит, в каком-то смысле и ступу, проходит мировая ось, соединяющая землю и все человечество с небом и высшими божественными мирами...

Ступа сооружена из ослепительно-белого бетона, наполнителем для которого послужил местный измельченный известняковый мрамор, возносится на восьмиметровую высоту и в хорошую погоду видна издалека — и с моря, и с материка, и с Ольхона. Буддизм довольно широко распространен среди местного населения — бурят, поэтому в самом появлении священной ступы нет ничего необычного. За исключением того, что буддийские ламы долго выбирали для нее место и в конце концов выбрали Огой. Значит, есть в нем особая тайна и сила, потому как буддийские ступы ставятся не просто так, а предназначены сглаживать и растворять мировое зло, способствовать процветанию местности, в которой они построены, и даровать людям, посещающим их, здоровье, удачу, любовь и массу иных благ. В том случае, разумеется, если приходить сюда осознанно, а не просто с целью полюбоваться на необычное красивое сооружение. Ибо в конечном итоге ступа — это воплощение самого Будды: недаром в имеющихся внутри нее пустотах замурованы оружие (как символ прекращения войн), сосуды с монетами и драгоценностями (защита от бедности и символ удачи и процветания), а также копии древних текстов мантр и священных книг — дабы посетивший Субургу человек понимал и ощущал суть божественного вокруг себя и в себе самом.

Это, конечно же, относится не только к буддийской ступе на острове Огой, но и ко всему Байкалу, и ко всей нашей необъятной и священной Земле.

Аким БУХТАТОВ

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"