загрузка...

Дети


Дети Индиго. Взрослая неожиданность

 

   Наталья из Москвы очень хотела, чтобы ее ребенок, маленький Миша, был особенным. Она с рождения читала ему вместо сказок антологию поэзии Серебряного века, наряду с мультиками обязательно показывала научно-популярные фильмы, а в два года пыталась научить его писать. Правда, обучение не задалось: под поэзию Миша обычно рыдал, под фильмы засыпал, а на «уроках» русского языка отказывался даже ручку в руки брать.

 

Наталья, которая бросила работу РR-менеджера ради того, чтобы все силы положить на воспитание маленького гения, уже было, совсем отчаялась, как вдруг наткнулась на передачу о необычных детях – детях индиго. И тут же решила, что ее Миша и есть, самый что ни на есть настоящий индиго.

Вера в то, что на Земле вдруг появились дети с исключительными способностями, которых глупые взрослые считают не вполне психически здоровыми, растет с каждым годом на Западе. Книги об индиго гарантированно становятся бестселлерами, а телепередачи о детях с необычными способностями – среди самых рейтинговых. Ученые существование «расы индиго» отрицают, но сообщества озабоченных родителей есть уже в 154 странах, а альтернативные по изучению «особенных детей» - в 83. Миллионы мамаш со всего света уверены, что их отпрыски – гении новой формации. Регулярно проходят международные конференции и форумы. На Западе открываются специальные школы для индиго, а в России повсеместно создаются клубы для необычных детей и их родителей. Только в 2007 году подобные сообщества появились в Томске, Екатеринбурге, Тольятти, Нижнем Новгороде. Уже несколько лет работают такие клубы в Москве, Петербурге, Владивостоке и других российских городах.

Сам термин «дети индиго» появился в 1982 году: американка Нэнси Энн Тэпп, психолог и по совместительству ясновидящая, заявила, что в мире проявились новые дети, аура у которых не обычного золотистого цвета, а сине-фиолетовая, т.е. цвета индиго. В своей книге «Как разобраться в жизни с помощью цвета» Тепп определила несколько основных признаков детей индиго. Помимо необычной ауры, это сильная интуиция, чрезмерная чувствительность, интеллектуальная и экстрасенсорная одаренность, и абсолютная неуправляемость.

За 25 лет выдвинутая американкой теория преобразилась настолько, что сейчас среди сторонников индиго можно найти и тех, кто не исключает, что индиго – это такой коллективный мессия, призванный спасти мир. «Это легко понять, - говорит Наталья Солодова, социопсихолог, изучающий массовые культурные течения. По ее словам, история с детьми индиго – воплощение человеческих фантазий: «Все-таки верить в инопланетян как-то неловко, а тут что-то возвышенное, да еще и про детей». По словам Стива Стью, заместителя директора Международного центра индиго, из США, теория стала весьма и весьма демократичной. Он рассказывает, что сегодня в мире существует около 25 различных течений. «Кто-то считает, что главный показатель принадлежности к индиго – экстрасенсорные способности, кто-то – высокий IQ, кто-то – манера поведения, говорит Стью. – На самом деле сейчас индиго приписывают самые разные качества, а какие из них, действительно, первостепенны – это вопрос дискуссий». Правда, Стью уверен - точно знать, что такое индиго, и не надо: на то они и особенные, чтобы оставаться для простых смертных загадкой. «Это как с религией: есть христианство, внутри которого православие, католицизм, протестантизм, - сравнивает Стью. – Кто-то больше любит самого Иисуса, кто-то Деву Марию, но это же совершенно не важно, на самом деле Бог-то один».

Именно божественное начало всенепременно ощущают в своих детях родители индиго. Екатерина Строева, 29-летняя учительница математики, поняла, что ее дочь «не просто ребенок», когда той было около года. Алина очень рано начала разговаривать, причем почти сразу длинными сложносочиненными предложениями и очень «по-взрослому». «Она говорила обо всем на свете, - рассказывает Екатерина. – Она даже могла на вполне должном уровне поддерживать разговоры, например, о моей работе». Как-то Екатерина жаловалась мужу на одного из своих подопечных, мол, совсем неуправляемый мальчик, ничего не делает, все время хулиганит, а на ее ругань не реагирует. «Мам, мальчик не виноват, - вдруг сказала Алина, которой тогда было 3 года. - Если он тебя не слушается, значит, это ты что-то делаешь неправильно». Учить – основная задача детей индиго, уверены последователи теории Тэпп. «Общество дошло до того состояния, когда уже даже дети могут помочь взрослым», - уверена Ирина Култашева, руководитель московского детского центра «Путь сердца». По ее словам, индиго призваны для того, чтобы напомнить взрослым о духовных ценностях и моральных устоях. «Внутренняя целостность, свободолюбие и альтруизм – это качества очень зрелой и взрослой личности, - говорит Ирина. – И вдруг они проявляются у самых маленьких детей». О том, что индиго – это именно не по годам духовно развитые дети, говорит и Любовь Духанина из Общественной палаты: по ее словам, то, что такие дети появились, отрицать нельзя.

«Конечно, нельзя! - усмехается Юрий Коломенский, доктор психологии, ведущий частную детскую практику. - Только цвет ауры и прочая лабуда тут совершенно не при чем!» По его словам, дети, действительно, стали развиваться гораздо быстрее, чем, скажем, 20 лет назад, просто потому, что мир стал более открытым, а информация – более доступной. «Что удивительного в том, что ребенок в три года понимает: развод родителей – это плохо? Это же в половине фильмов сейчас есть, - говорит Коломенский. - А раньше дети лет до десяти вообще могли не знать, что это такое». К теории индиго психолог относится крайне отрицательно, называя ее последователей либо «шарлатанами», либо «дураками». Главная претензия практикующего доктора в том, что за индиго зачастую выдают нездоровых детей, которым нужна помощь, а не постоянные убеждения в собственной уникальности. Чаще всего у индиго подозревают аутизм или так называемый «синдром гиперактивности»: первый отвечает за замкнутость маленького индиго, второй – за неуправляемость.

Ирина Култашева из «Пути сердца» уверенно заявляет, что индиго – абсолютно здоровы, мол, по поведению они, действительно, могут быть похожи, например, на аутистов, но это совершенно не означает, что они таковыми являются. «Как раз именно это и означает, - уверен Коломенский. – Если ребенок себя ведет определенным образом, он аутист!. По-другому не бывает!» Разговоров о нездоровой симптоматике «индигоманы» стараются избегать. Дело в том, что еще до «аурической теории» американской ясновидящей в США стали говорить о появлении уникальных детей – и именно их потом Тэпп назвала «индиго». В середине 70-х годов в Штатах рождалось очень много детей, которым в 3-4 года ставили диагноз «синдром минимальных мозговых дисфункций» - синдром ММД (потом его переименовали в «синдром дефицита внимания – гиперактивности»): ученые говорили, что это может быть связано с лекарственным бумом 60-х годов, когда начали появляться различные противозачаточные таблетки и непроверенные витамины для беременных. В те годы синдром ММД лечили очень тяжелым психостимулятором – риталином, у которого было множество побочных эффектов. «И тогда родители стали возмущаться, образовывать различные общества и устраивать демонстрации, - рассказывает историк Джон Карлайл, который занимался историей появления движения индиго. – И постепенно они поняли, что лучшая защита – это нападение: мой ребенок не больной, он просто особенный».

Психотерапевт Анна Небродько занимается детьми-аутистами уже 15 лет. Она говорит, что в российской медицинской традиции их, конечно же, считают больными и лечат самыми разными способами – зачастую тоже «тяжелыми» препаратами. Но отечественный индиго-бум вряд ли связан с переживаниями родителей по этому поводу. «Во-первых, у нас никогда не было столь большого числа аутистов, чтобы это, действительно, стало проблемой, - объясняет Небродько. – А во-вторых, у нас эта тема вообще никогда не была на слуху, тем более настолько, чтобы вызвать какие-то массовые протесты или обсуждения». По ее словам, в России появление индиго скорее дань общемировой моде.

Наша мода на индиго только зарождается. В этом году второй раз издали культовый бестселлер Ли Кэрролла и Джена Тоубера «Дети индиго» тиражом 5000 экземпляров. На Западе же Ли Кэрролл и Джен Тоубер на продаже книг и DVD,проведении семинаров, конференций и интернет-курсов заработали уже свыше 2,5 млн. долларов. А, например, издательство «Hay House» начиная с 2000 года ежегодно продает около 500 000 книг про «новых детей». Но настоящий бум последует после появления отечественного продукта. В России уже снимают фантастический триллер «Индиго» - наш ответ «Людям икс». Роман Прыгунов, снявший пару лет назад «Одиночество крови», явно решил доказать «родство крови» - на роли детей индиго он пригласил Ивана Янковского, сына Филиппа и внука Олега Янковского, Николая Ефремова, сына Михаила и внука Олега Ефремова, и Никиту Преснякова, сына Кристины Орбакайте и внука Аллы Пугачевой. Так что, возможно, в России особенных детей будут называть «внуки-индиго».

Вера Рыклина

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"