загрузка...

Дети


Дерзайте, вы талантливы!

 

   «Уолл-стрит джорнэл» однажды сообщил об интересном эксперименте. Данные нескольких великих изобретателей были внесены в стандартные анкеты, заполняемые при приеме на работу, и отосланы в отдел по найму инженерных работников. Психологам, проводившим эксперимент, было интересно, какие должности предложат этим выдающимся людям. Имена их, конечно, были изменены. И что же? Информация прошла через руки примерно двухсот служащих отдела, и в результате всем «соискателям», кроме одного, было отказано в работе инженером.

 

О чем говорит этот курьез? Прежде всего, о том, что талант не поддается формальному опознанию. И еще о том, что у таланта, как правило, свой путь к достижению цели. Если бы Альберт Эйнштейн, Томас Эдисон или Исаак Ньютон хорошо учились в школе, то, вполне возможно, они избрали бы самый традиционный путь самореализации и растворились бы в рутине государственных учреждений.

Поиск истинного призвания — всегда риск. Многие избегают его, боясь неудач. Большинству людей просто не хватает уверенности в себе, чтобы рискнуть. И именно поэтому их таланты часто оказываются нереализованными. Этого страха совершенно лишены дети. Они смело берутся рисовать, петь, лепить или строить, не задумываясь, что из этого выйдет. Они действуют согласно своим стремлениям. Не потому ли Рабиндранат Тагор говорил, что каждый ребенок несет в себе «знамение того, что Бог еще не окончательно разуверился в людях»? Однако мы, взрослые, делаем все, чтобы внушить детям разнообразные опасения, ограничивающие свободу их поиска.

Если призвание заявляет о себе рано, достаточно лишь целенаправленно трудиться, чтобы добиться цели. А если оно запаздывает? В биографиях едва ли не всех творческих людей можно найти период трудностей, непонимания окружающих, нищеты... Словом, тех препятствий, преодолевая которые они и достигли вершин. И довольно часто поворотным моментом было какое-нибудь серьезное испытание.

Сомерсет Моэм, например, тяжело болел в детстве, и это во многом предопределило для него выбор профессии. Если бы он не заикался, то наверняка пошел бы по стопам деда и отца и, по семейной традиции, стал бы адвокатом. Несчастливое детство дало Моэму богатый материал для будущих романов. Но главное, может быть, в том, что, изолированный от сверстников, он нашел свой способ наслаждаться действительностью — он «научился наблюдать. Пристальное наблюдение за людьми и разными жизненными коллизиями позволило ему стать великим писателем.

    Фотограф Эдвард Стайкен, возможно, отложил бы в сторону фотоаппарат и занялся чем-нибудь другим, если бы послушался своего отца. Когда он отщелкал первую в своей жизни пленку, отец внимательно просмотрел все снимки и сказал: «Сынок, это не для тебя. Из пятидесяти снимков только один можно считать удачным». Но мать Эдварда ту же ситуацию оценила иначе: «Какая разница, сколько получилось плохих снимков? Этот один стоит остальных сорока девяти». Подбодренный матерью, Эдвард продолжал заниматься тем, что нравилось ему больше всего, и, в конце концов, стал знаменитым.

Канадский скульптор Джо Джекобе, скорее всего, остался бы строителем, если бы не несчастье. Получив тяжелую травму на строительной площадке, он оказался в больнице и, чтобы как-то скоротать время, занялся резьбой — сначала по дереву, потом по камню. Первые две работы его жена оценила в двадцать долларов. Сейчас, десятилетие спустя, его скульптуры оцениваются в тысячи долларов.

Замечательный художник Александр Куинджи твердо верил в свои способности. Три раза он пытался поступить в Академию художеств, и каждый раз был отвергнут. В третий раз из тридцати претендентов были приняты двадцать девять, и только Куинджи было отказано. Чтобы не повторять бесплодные попытки, он написал пейзаж и отнес "его  на  академическую  выставку.

    Пейзаж вывесили, и никому неизвестный автор получил за него две почетные награды и был принят в Академию без экзаменов. Впоследствии он стал профессором этой Академии. На своем опыте зная, как трудно пробиться таланту, Куинджи, тем не менее, считал, что никакие препятствия не остановят человека в его истинном призвании. «Если вам суждено стать художником, вы станете им даже в тюрьме», — любил повторять он.

Всякое препятствие преподносит наблюдательному человеку урок. Оно дает пищу уму и способствует развитию способностей. А главные наши ошибки — это невыученные уроки.

Риск — это жертвоприношение: отказ от привычного, опробованного в пользу неизвестного, даже опасного. А любая жертва достойна признания, уже в самом акте жертвоприношения заложен будущий успех. Причем поиск нового, а значит и творчество возможны в любом деле. Все зависит от того, как к нему относиться.

Однажды английский архитектор Кристофер Рэн наблюдал за рабочими, которые строили собор по его проекту. Он задал трем рабочим один и тот же вопрос: «Чем вы занимаетесь?». «Я кладу кирпичи», — сказал один. «Я зарабатываю себе на жизнь», — сказал другой. А третий ответил: «Я строю прекрасный храм». Этот третий осознавал себя творцом.

Поль ВАЙНЦВАЙГ

 

 

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"