загрузка...

Здоровье / Вода - натуральное лекарство


Ждать наступления жажды – значит

преждевременно умереть в муках

 

Ф.Батмангхелидж, доктор медицины

 

Доктор медицины Хайнц Валтин, заслуженный профессор Дартмутского медицинского колледжа, осмелился высказать мнение, что идея пить восемь стаканов воды в день, не ожидая наступления жажды, — это затея с научной точки зрения бесполезная. Его суждение, опубликованное в августовском номере «American Journal of Physiology» за 2002 год, демонстрирует самую суть кризиса современной медицины, которая обходится Америке в 1,7 триллиона долларов в год, а с каждым годом эта сумма увеличивается еще на 12 процентов. Следовать мнению доктора Валтина, на мой взгляд, так же абсурдно, как ожидать, пока развитие смертельной инфекции не дойдет до последней стадии, прежде чем дать пациенту необходимые антибиотики. Его выводы основаны на ошибочном предположении, что сухость во рту — это самый точный признак обезвоживания.

Так же как коллеги, с которыми, по его словам, он консультировался, доктор Валтин, похоже, не осознает важного сдвига парадигмы в медицине. Все прошлые взгляды на медицину основывались на неправильной предпосылке, согласно которой растворенные вещества являются главными регуляторами всех функций организма, а сам растворитель, то есть вода, не принимает непосредственного участия ни в одном из физиологических процессов. В медицинских школах учат, что вода лишь растворяет и транспортирует питательные вещества, но сама по себе не принимает никакого участия в обмене веществ.

С таким же непониманием ведущей физиологической роли воды я столкнулся в медицинской школе другого уважаемого университета, где другой заслуженный профессор физиологии, подобно доктору Валтину, проводил исследования и читал студентам и врачам лекции на тему почечных механизмов регуляции воды. Только когда я спросил его, что такое гидролиз (реакция химического взаимодействия вещества с водой, в результате которой сложные соединения распадаются на несколько простых), он понял свою ошибку и признал тот научный факт, что вода относится к питательным веществам и на самом деле играет доминирующую роль в процессе обмена веществ, от которого зависят все физиологические функции организма.

Особое значение, которое доктор Валтин придает регулятивной функции почек, сводит функции физиологических механизмов к управлению потребностями в воде по принципу распределения дефицита. Похоже, что свое понимание механизма жажды он основывает на жизненно важной роли вазопрессина, антидиуретического гормона, и ренин-ангиотензинной системы, то есть элементов, которые участвуют в программах борьбы с физиологическим обезвоживанием организма. Кроме того, он считает, что обезвоживание — это состояние организма, потерявшего около 5 процентов содержащейся в нем воды, и что человек должен ждать, пока примерно на этом уровне у него не появится потребность выпить какую-нибудь жидкость, которая восполнит дефицит воды. Такая точка зрения могла считаться правдоподобной 25 лет назад, но сегодня она демонстрирует трагическую ограниченность познаний в области человеческой физиологии, которую можно наблюдать во многих престижных медицинских школах.

В своих недавно опубликованных и получивших широкий резонанс утверждениях доктор Валтин не принимает во внимание тот факт, что вода — это питательное вещество. Нехватка воды в свободном состоянии чревата потерей её жизненно важной гидролитической роли для всех физиологических функций. Другим упущением доктора Валтина стал тот факт, что катастрофическому обезвоживанию в первую очередь подвергается внутренняя часть клеток тела. При обезвоживании 66 процентов потерь воды приходится на внутриклеточную жидкость, 26 процентов — на объём внеклеточной жидкости и лишь 8 процентов потерь связаны с сужением сети капилляров.

Филиппа М. Уиггин показала, что механизм, который контролирует или обеспечивает эффективное функционирование катионных насосов, использует способность воды трансформировать энергию: «Источником энергии катионной транспортировки и синтеза аденозинтрифосфата (АТФ) служит повышение химических потенциалов, вызванное гидратацией мелких катионов и полифосфатных анионов в сильно структурированной граничной водянистой фазе существования двух фосфорилируемых промежуточных веществ». В ожидании жажды, когда перед подачей сигнала о нехватке воды концентрация жидкости в организме увеличивается, вода в клетках утрачивает способность генерировать энергию. В этом заключается главная причина, по которой лучше предотвратить обезвоживание, чем ждать, пока наступит время с ним бороться. Такое новое понимание роли воды в катионном обмене является достаточным оправданием для того, чтобы позволить организму заняться расчетливым распределением излишков воды и не доводить его до состояния обезвоженности, когда ему придётся заниматься распределением дефицита, к чему призывает людей доктор Балтии.

В своем исследовании «конформационных изменений биологических макромолекул» Эфраим Качальский-Катцир из Научного института Вейзмана показал, что белки и ферменты эффективнее функционируют в растворах пониженной вязкости. Следовательно, потери внутриклеточной воды будут негативно сказываться на эффективности функционирования клеток. Одно это открытие опровергает мнение доктора Валтина о том, что нам следует сначала дождаться обезвоживания, а уже затем начинать пить воду.

Поскольку мы хотим, чтобы все клетки тела продуктивно выполняли свои физиологические функции, то гораздо лучше оптимально насытить организм водой, чем ждать, пока механизмы борьбы с обезвоживанием вызовут чувство жажды. Кроме того, организму намного легче разобраться с небольшими излишками воды, чем страдать от её нехватки и выдавать ограниченными порциями жизненно важным органам, жертвуя интересами второстепенных функций. Результатом постоянной циркуляции густой крови в сердечнососудистой системе может стать непоправимая катастрофа.

Трагедия ожидания жажды достигает пика, когда становится ясно, что с возрастом мы постепенно теряем остроту этого ощущения. Группа доктора Филлипса установила, что после 24 часов без воды пожилые люди всё еще не осознают, что хотят пить: «Главное наше открытие состоит в том, что, несмотря на очевидную физиологическую потребность, пожилые участники эксперимента не выказывали признаков жажды». Брюс и его коллеги установили, что в возрасте между 20 и 70 годами соотношение воды вне и внутри клеток повышается с 1,1 до 0,8. Нет никакого сомнения в том, что такие сильные изменения внутриклеточного водного баланса не имели бы места, если бы осмотическая приточно-вытяжная система жизнеобеспечения клеток была способна обеспечивать диффузию воды через клеточные мембраны во всем организме на уровне 10 см в секунду. Если же полагаться только на увеличение содержания внеклеточной воды в организме за счет обратного осмоса, а также на фильтрацию и поступление свободной воды в жизненно важные клетки под действием вазопрессина и ренин-ангиотензинальдостероновых систем — когда физиология организма вынуждена постоянно зависеть от программ борьбы с обезвоживанием, — то результатом могут стать катастрофические изменения водного баланса.

Когда доктор Балтии рекомендует людям сначала дождаться жажды и только потом пить воду, он упускает из виду два других научных открытия. Первое заключается в том, что инициатором механизма жажды является не вазопрессин и не ренинангиотензинная система — они только участвуют в консервации воды и принудительной гидратации клеток. Жажда возникает, когда нехватку воды начинает испытывать насос положительных ионов натрия и калия. Именно вода генерирует градиент напряжения, насыщая белки ионных насосов в системах нейропередач. Поэтому мозг, на 85 процентов состоящий из воды, не может долго выдержать вызывающий жажду уровень обезвоживания, который доктор Валтин называет в своей статье совершенно безопасным.

Второе открытие — это недостающая часть научной мозаики, связанной с механизмами регуляции воды, над которой ученые бились с 1987 года и о которой доктор Балтии с коллегами должны были помнить. Оно связано с зависимостью активности нейротрансмиттера гистамина от эффективности катионного обмена, с его ролью в инициации программ борьбы с обезвоживанием и в катаболических процессах в условиях прогрессирующего обезвоживания. На основании ведущей роли гистамина в регуляции воды и активной роли воды во всех физиологических и метаболических процессах (гидролитический инициатор всех функций растворенных веществ) был сделан вывод о том, что симптомы жажды являются результатом повышенной активности гистамина и подчиненных ему механизмов. В число таких симптомов входят астма, аллергия и сильные боли, такие как при колитах, мигрени, ревматические боли в суставах, боли в пояснице, в мышцах и даже ангинозные боли. А поскольку активность вазопрессина и ренин-ангиотензинальдостерона напрямую зависит от активизации гистамина, то их роль в повышении кровяного давления оказывается частью программы борьбы с обезвоживанием. Их задача принудительной доставки воды в жизненно важные клетки требует, чтобы давление поступающей воды было выше осмотического давления оттока воды из клеток обезвоженного организма.

На основании нового подхода, разработанного мной за 22 года клинических и научных исследований в области молекулярной физиологии обезвоживания, и инициированного моими коллегами сдвига парадигмы в медицинской науке, в результате признания гистамина нейротрансмиттером, отвечающим за регуляцию воды в организме, я с полным основанием утверждаю, что 60 миллионов американских гипертоников, 110 миллионов людей, страдающих хроническими болями, 15 миллионов диабетиков, 17 миллионов астматиков, 50 миллионов аллергиков и множество других людей в точности следовали рекомендациям доктора Валтина. Все они ждали появления жажды. Если бы они знали, что вода— это природное антигистаминное средство и самое эффективное мочегонное, то все они смогли бы избавить себя от мучительных проблем со здоровьем.

Мое предисловие получилось таким длинным потому, что я хотел заставить вас проникнуться беспокойством о будущем медицины. Если вы и такие, как вы, не поднимете свой голос и не потребуете проведения давно назревших реформ в медицине, мы так и останемся дойными коровами ненасытной фармацевтической индустрии. Без вашей помощи одиночкам вроде меня трудно одержать победу. Все зависит от вас.

Я все-таки надеюсь, что доктора Валтин и Аппель, а также члены Экспертного совета по продуктам и питанию Национальной академии наук прочтут посланные мной материалы, пересмотрят свою позицию и перестанут настаивать на том, чтобы люди дожидались наступления жажды и только потом пили воду. Такой поступок сможет навеки освободить человечество от мертвой хватки фармацевтической индустрии. Эти уважаемые специалисты должны осознать, что их рекомендации уже причинили вред множеству людей. Кроме того, они позволили фармацевтической индустрии с еще большей наглостью обманывать людей и продавать лекарства тем, кто становится жертвами множества симптомов и последствий непреднамеренного обезвоживания, становится только потому, что ждет появления жажды. Светилам науки не пристало вводить людей в заблуждение, а затем малодушно отмалчиваться.

 

 

   

 

 

 


© 2010. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на "Полезное знание"